Свежий номер

1917-й. Как это было?

24.03.2017

Андрей САМОХИН

Не только интересным культурно-просветительским начинанием, но и заметным общественным явлением стала публичная лекция «Февральская революция 1917 года: что это было?», прочитанная председателем Патриаршего совета по культуре, епископом Егорьевским Тихоном (Шевкуновым) в Государственном историческом музее.

18 марта перед входом в здание бывшего Музея Ленина, где проходило чтение, растянулась впечатляющая очередь из людей, желавших послушать владыку Тихона. Всем попасть не удалось — лекционный зал с профилем Ильича над трибуной и прочей лепной советской символикой был забит до отказа, включая проходы с принесенными стульями. Видного церковного деятеля слушали сосредоточенно, некоторые конспектировали. 

Фото: Сергей Петров/ТАСС

«События Февральской революции определили жизнь России более чем на столетие. Революция стала изломом истории нашей Родины и началом самой страшной национальной катастрофы», — постулирует сам докладчик значимость темы. И перебрасывает мостик в сегодняшний день: «Но понимания этой трагедии в обществе нет. Вместо осознания ошибок и причин... вместо покаяния общество погружается в пучину многочисленных мифов». 

В своей лекции владыка коснулся распространенных небылиц про Февральскую революцию. «Нас убеждали в Советском Союзе, что верхи не могли править, а низы не хотели жить по-старому... И мы были уверены, что царский режим прогнил», — напомнил он. И опять провел параллель с современностью: «Потом пришла демократия, что-то изменилось, но история о «прогнившем царском режиме» остается».

Епископ Тихон совершил краткий экскурс в экономические успехи царствования, «как нам внушают, слабого никчемного правителя Николая Александровича Романова», озвучив убедительную статистику по данному вопросу. Впрочем, она и так известна всем, интересующимся историей. Хотя этими цифрами активно манипулируют. Интереснее были акценты, которые расставлял владыка. 

Он не отрицал того, что в Российской империи накопилось немало острых проблем, усугубленных войной. Проблемы эти решались постепенно, но слишком медленно, не поспевая за развитием событий. Признал докладчик также, что управленческий аппарат государства оказался «не на высоте момента». Однако, если вглядеться пристальнее в такой революционный фактор, как забастовочное движение, то можно увидеть вещи, которые трудно счесть стихийными. Скажем, «механизм» забастовки на Путиловском заводе, где в ответ на требование рабочих увеличить жалованье администрация вдруг ответила локаутом, крайне обозлив бастовавших и расширив стачечную волну. Подобные обоюдоострые действия и привели государство к потрясениям. 

Царю тогда не удалось взять под контроль рабочее движение. Так же, как не получилось найти формы взаимодействия с парламентом. «Ни сам государь, ни его правительство не смогли найти общего языка с российскими элитами всех структур — от аристократической до рабочей», — сказал владыка. В итоге Николай II и его окружение были совершенно не готовы к информационному противоборству, не сумели ничего поделать с оголтелой кампанией клеветы против монаршей семьи, организованно развернутой в либеральных СМИ и в Думе. Знаменитый слоган вождя кадетов Милюкова «Глупость или измена?», брошенный с думской трибуны и ставший спусковым крючком открытой информвойны против трона, базировался на статье о передаче правящей верхушкой секретных сведений германскому генштабу, напечатанной в немецкой же газете. «То есть налицо была самая банальная деза», — отметил лектор. 

Не умолчал епископ Тихон и про жестокий духовный кризис среди православных верующих и их пастырей — «одну из самых трагических и малоизвестных» причин революции. Когда причастие в действующей армии в 1917-м перестало быть обязательным, к очередному таинству приступила лишь десятая часть личного состава. «И это на фронте, рядом со смертью!» По словам владыки, не лучший пример формального отношения к вере подавали многие священники и церковные иерархи. И за все это пришлось расплачиваться народу.

Докладчик обратил внимание аудитории на «неоспоримые доказательства европейского участия в Февральской революции». По его свидетельству, лидеры революционного движения ездили на Запад, откуда привозили «доказательства» того, что царизм «не нужен России». Главным из таких помощников переворота выступил Альбион. И после того как из-за смены строя Россия лишилась плодов победы в Первой мировой, «английский премьер-министр Ллойд Джордж цинично и спокойно произнес: «Одна из целей Британской империи в этой войне достигнута». В итоге, согласно епископу Тихону, события Февраля можно вполне характеризовать как «абсолютно рукотворную» революцию ставшую результатом нескольких заговоров, организованных внутри страны и извне. 

Вдумчиво, со знанием дела и печалью разбирая разнородные составляющие февральской трагедии, в том числе такие специфические, как старообрядческий фактор, председатель Патриаршего совета по культуре констатировал: «А закончилось это все тем, что к власти пришел человек, заявивший: «Дело не в России, на нее, господа хорошие, мне наплевать». Иллюстрируя авторство фразы, владыка выразительно указал на барельеф Ленина прямо над своей головой. 

Ответы на несколько вопросов, которые удалось задать докладчику в отведенное время, вызвали в прессе интерес, пожалуй, не меньший, чем сама лекция. Например, по поводу картины «Матильда» Алексея Учителя владыка, выразил недоумение и сожаление, что «именно такой фильм-фэнтези выходит в столетие революции». При этом на Патриаршем совете по культуре решено не требовать запрета фильма, «иначе Церковь превращается в цензурный комитет». 

Рассуждая о личности Григория Распутина, епископ Тихон назвал его «абсолютно загадочной фигурой», добавив, что «такие люди встречаются в истории, и о них мы узнаем только на Страшном суде». «Действительно, он помогал остановить кровь наследнику Алексею Николаевичу и в этом случае был совершенно незаменимым человеком для царской семьи», однако «существуют и объективные факты, свидетельства... о моментах, крайне неприятных в его поведении». Председатель Патриаршего совета по культуре предостерег от попыток поспешной канонизации старца, но и не отверг с порога само это предложение, постулировав необходимость «самых серьезных исследований».

В ряду других мероприятий, посвященных юбилейному году двух русских революций, лекция наместника Сретенского монастыря стала ярким событием, эхо которого, похоже, еще не раз прозвучит в общественном пространстве.


Фото на анонсе: Митинг на Воскресенской площади в первый день Февральской революции. Фото: Фотохроника ТАСС

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел