Григорий Орджоникидзе: «Дед был необыкновенно харизматичным и добрым человеком»

21.10.2016

Татьяна МЕДВЕДЕВА

Фото: Лоскутов/Фотохроника ТАСС

24 октября исполняется 130 лет со дня рождения Серго Орджоникидзе — ​революционера, большевика, государственного деятеля, особо проявившего себя на посту наркома тяжелой промышленности. О значении этой яркой исторической фигуры «Культура» попросила рассказать его внука — ​дипломата Григория Орджоникидзе.

культура: Почему Серго Орджоникидзе пошел в революцию, что двигало им и его соратниками, пламенными большевиками?
Орджоникидзе: Я думаю, дело прежде всего в особом духе той эпохи. В воздухе витала идея революции, необходимость изменения существовавшего положения вещей — ​нестерпимой бедности народных масс, острой социальной несправедливости. Многие молодые люди из разных сословий увлеклись этими идеями, восходящими к традициям декабристов. Так и Григорий Константинович, впоследствии получивший партийную кличку Серго, принадлежавший к дворянскому роду, искренне проникся ими. Большевики хотели построить рай на земле. Они верили, что это возможно. И были готовы на жертвы ради красивой мечты. Получилось то, что получилось: Советский Союз со всеми его достижениями и трагедиями. Мой дед погиб в 1937 году, я родился значительно позже — ​в 1952-м. Я никогда его не видел. Но для меня большая честь носить эту фамилию. Стараюсь быть достойным ее, и это серьезная ответственность.

культура: Ваш дед внес вклад в промышленное развитие страны. Как Вы сейчас оцениваете уровень его организаторских способностей?
Орджоникидзе: Безусловно, он был выдающимся организатором, наркомом тяжелой промышленности, не просто участвовал, а стоял у истоков индустриализации. Качество того, что произведено в ту эпоху, — ​потрясающее. Я недавно побывал в Жуковском. Там есть знаменитая аэродинамическая труба. Руководители завода рассказали, что проверяли по компьютеру: этот эллипс построен с точностью до долей миллиметра — ​таким, как надо. Даже с современными возможностями трудно так просчитать. Станки, которые были сделаны в 30-е, до сих пор на многих заводах работают. Канал имени Москвы — ​шлюзы продолжают исправно служить. Представляете, какое качество! Ведь прошло столько лет. Почти в каждом регионе нашей страны есть возведенные под руководством деда заводы и предприятия, впоследствии названные его именем. И что еще очень важно — ​высокая репутация в народе, уважение и любовь людей. Он был необыкновенно харизматичным человеком, добрым и любящим.

Фото: РИА НОВОСТИ

культура: Серго Орджоникидзе и Иосиф Сталин являлись близкими друзьями, а потом между ними начались разногласия — ​и ваш дед трагически погиб…
Орджоникидзе: Дед защищал репрессированных директоров заводов. Соратники вспоминали, что накануне гибели у него произошла крупная ссора со Сталиным. Он вступился за производственных руководителей, арестованных по доносу. Сталин предупредил: если будет вмешиваться, его постигнет та же участь.

культура: Вдова Серго что-нибудь рассказывала Вам о последнем дне?
Орджоникидзе: 18 февраля 1937 года моя бабушка Зинаида Гавриловна была дома и могла стать свидетелем трагедии. Сталин ей лично пригрозил: если что-то скажет — ​то же самое случится с ней и со всей семьей. Поэтому до конца жизни она на эту тему ничего не говорила.

культура: А Ваша мама в момент гибели своего отца где находилась?
Орджоникидзе: Ей было лет 14. По ее словам, она пошла в кино. Существовало много версий смерти: и кровоизлияние в мозг, и якобы самоубийство — ​застрелился… Юлиан Семенов, получивший в 90-е доступ к архивам, четко сформулировал: комиссия, подписавшая акт о том, что найденная гильза не соответствовала калибру пули, от которой погиб Серго Орджоникидзе, тем самым подписала себе смертный приговор. Расстреляли всю обслугу и охрану, а затем и тех, кто расстреливал.

культура: Что Вам в детстве рассказывали про деда?
Фото: РИА НОВОСТИОрджоникидзе: Помню такую мамину историю. Однажды она опаздывала в школу. Жили в Кремле, а школа находилась на Кропоткинской. Мама попросила водителя Серго Орджоникидзе, чтобы тот ее быстро подвез. У деда была персональная машина. И когда он узнал об этом случае, то чуть не выпорол дочь. И вообще сказал, чтобы машину сдали, отказался от нее. А это «эмка». Юбилейная. Тысячный выпуск. Подарили на заводе.

культура: Большевики первого поколения все были такими — ​не хотели иметь привилегий?
Орджоникидзе: Да, в семьях руководства страны тех лет никому не позволялось пользоваться какими-то благами. Собственно, никаких особых благ и не было в молодой советской республике…

культура: Наше общество до сих пор спорит о белых и красных. Многим дорог Советский Союз.
Орджоникидзе: Время все расставляет по местам. Все это — ​наша история. Надо помнить и хорошее, что было сделано в те годы, и страшные кровавые репрессии, унесшие столько жизней.

культура: А как сложилась Ваша судьба?
Орджоникидзе: Я работаю в МИД России. Являюсь ответственным секретарем Комиссии РФ по делам ЮНЕСКО. Это правительственная структура, которая занимается участием нашей страны в программах и проектах авторитетной международной организации.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть