Свежий номер

Эхо ГКЧП. В Москве аукнулось — ​в Чечне откликнулось

17.08.2016

Александр АНДРЮХИН

Одним из тяжелейших последствий августовских событий стал всплеск сепаратизма по всей стране — ​на Северном Кавказе это вылилось в многолетнюю кровопролитную войну. О том, каким эхом отозвались московские политические баталии, вспоминает возглавлявший в 1991–1992 годах КГБ Чечено-Ингушетии Ахмет ХАТАЕВ, ныне историк спецслужб и автор ряда книг о советской контрразведке.

культура: Какая обстановка царила в Грозном накануне августовских событий?
Хатаев: Полная неразбериха. Ельцин призывал моноэтнические регионы РСФСР брать столько суверенитета, сколько они смогут проглотить, Горбачев готовил Союзный договор, который уравнял бы автономии с союзными республиками. В ноябре 1990-го прошел Чеченский национальный съезд, была принята декларация о государственном суверенитете: Чечня получила право на равных подписывать договоры с центром и самостоятельно распоряжаться собственностью. На съезде присутствовал и генерал-майор авиации Дудаев, тогда начальник Тартуского гарнизона в Эстонии. Кто конкретно его пригласил, мне до сих пор неизвестно. Как бы то ни было, единственный чеченский генерал, прошедший Афганистан, был весьма заметной фигурой, и его расположения искали многие. Дудаев был избран председателем исполкома Общенационального конгресса чеченского народа (ОКЧН). Поначалу он себя никак не проявил, но в мае 1991 года неожиданно уволился из армии и перебрался в Чечню. И уже 9 июня на второй сессии ОКЧН стало понятно: Дудаев склоняется на сторону оппозиции. Сразу после избрания он заявил, что депутаты Верховного совета республики не оправдали доверия масс, и начал формировать параллельные органы власти. Разумеется, мы не сидели сложа руки: участвовали в дискуссиях, разъясняли людям, в чем их обманывают, занимались и оперативной работой. Но центробежные процессы шли по всей стране, их было очень сложно остановить — ​особенно при том, что у Москвы не имелось четкой позиции.

культура: Что творилось в республике непосредственно в дни путча?
Хатаев: 19 августа председатель Верховного совета Чечено-Ингушетии Доку Завгаев был в Москве — ​на 20-е число намечалось подписание Союзного договора. И тут происходят известные события. Правительство республики практически поддержало ГКЧП, огласив его воззвание. Оппозиция моментально отреагировала. Яндарбиев вывел своих людей на улицы, они скандировали: путч — ​это преступление. После того как членов ГКЧП арестовали, власти республики поддержали уже Ельцина. Но выступления в Грозном нарастали, народ вошел во вкус протестной вольницы. В начале сентября митинги возглавил Дудаев. Он потребовал роспуска республиканских структур власти — ​Верховного совета и правительства. 3 сентября протестующие захватили телецентр и Дом радио. 6-го — ​ворвались в здание Дома политпросвещения, где проходило заседание Верховного совета. Многие депутаты были избиты, первый секретарь горкома КПСС, председатель Грозненского горсовета Виталий Куценко выбросился из окна и разбился насмерть (по другой версии его выбросили). Завгаев вынужден был укрыться в еще подконтрольном ему Надтеречном районе. 8 сентября сторонники радикальной оппозиции заняли аэропорт и ТЭЦ‑1, блокировали центр Грозного. Тотчас после этого в республику приезжали госсекретарь Бурбулис и глава Минпечати РСФСР Полторанин, которые вели переговоры с противоборствующими сторонами, с общественностью. Вслед за ними прибыл и. о. председателя российского Верховного совета Хасбулатов. При его участии в ДК имени Ленина (почему-то именно там) состоялась последняя сессия местного ВС. Повестка — ​отставка Завгаева и самороспуск республиканского парламента.

Фото: Шахвелаз Айвазов, Михаил Джапаридзе/Фотохроника ТАСС

культура: Как же руководство страны это допустило?
Хатаев: Процессы в Чечне происходили настолько стремительно, что в Москве просто не успевали реагировать. Российские руководители еще находились в эйфории от победы над ГКЧП. А сепаратисты между тем захватывали власть. 27 октября 1991-го Дудаева избрали президентом Чеченской Республики Ичкерия. Практически на безальтернативной основе — ​семь других зарегистрированных претендентов сняли кандидатуры. К тому времени решением Верховного совета РСФСР Чечено-Ингушская республика уже была разделена на две национальные части. Одним из первых указов Дудаев узаконил приобретение и хранение огнестрельного оружия.

Президентство Дудаева в Кремле, разумеется, не признали. 7 ноября Ельцин ввел в Чечено-Ингушской республике чрезвычайное положение. В мятежный регион отправили два самолета с тремястами десантниками, которые прибыли в Ханкалу почти без средств — ​на каждого автомат и два рожка с патронами. По поручению руководства КГБ России я их лично встречал. Тяжелое вооружение должно было прилететь другими бортами, но его так и не доставили. Десантники просидели некоторое время в аэропорту, затем улетели обратно. Дудаева эти несогласованные решения центра вдохновили на новые действия. Он установил в Чечне военное положение, захватил здания силовых министерств и ведомств, воинские части. В его руках оказался внушительный арсенал, включающий новейшие на тот момент образцы. Кроме того, под видом гуманитарной помощи оружие поступило также из Турции. Дудаев объявил Ичкерию самостоятельным государством. В декабре самопровозглашенный парламент решился на упразднение в республике силовых органов, в первую очередь КГБ. Еще в октябре я получил указание из Москвы не ввязываться в политическое противостояние, а прежде всего сохранить жизни подчиненных. Их срочно откомандировали в другие регионы. На нас велась настоящая охота, один сотрудник был убит, я сам пережил четыре покушения. Спасла хорошая подготовка (в 80-е четыре раза становился чемпионом общества «Динамо» по каратэ и рукопашному бою. — «Культура»).

Фото: Анвар Галеев/ТАСС

культура: Как выстраивались отношения с Дудаевым?
Хатаев: В качестве руководителя КГБ республики 63 раза встречался с ним по различным вопросам. Рассказывал о покушениях на наших сотрудников, в том числе о готовящихся — ​по оперативным каналам мне поступала и такая информация. Надо сказать, не было случая, чтобы он проигнорировал мое предложение встретиться и принять необходимые меры. В то время я предлагал  Москве отозвать его в армию на приемлемую должность с присвоением очередного звания — ​думаю, он бы согласился и беспорядки в Чечне вскоре сошли бы на нет. Но федеральная власть этого не сделала. В дальнейшем Дудаев, на мой взгляд, уже не особо распоряжался своей судьбой, линию поведения ему диктовало более радикальное окружение, да и Рубикон был перейден.

культура: Вот чем обернулся парад суверенитетов…
Хатаев: Значительную роль сыграл и фактор теневой экономики. Чечня фактически стала «прачечной». Несмотря на то, что Дудаев объявил о выходе из состава России, не платил налоги, прекратил транспортные перевозки, из центра в республику продолжали перечисляться немалые деньги. Безвозмездно поступали нефть, дизтопливо, бензин, керосин, которые прямиком шли на экспорт, но в федеральный бюджет не попадало ни копейки. Остается только догадываться, кто и как делил барыши. Грозненский аэропорт превратился в перевалочный пункт. Самолеты постоянно взлетали, приземлялись. Из аэропорта шли потоки «КамАЗов»… Велось настоящее разграбление. Конечно, всего этого вполне могло и не быть, если бы удалось сохранить сильное централизованное государство.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел