Станица истории

15.10.2015

Алексей ЗАХАРЦЕВ, Санкт-Петербург

Казачество в понимании многих — словно оживший художественный миф: «Любо, братцы, любо», «Из-за острова на стрежень», «Запорожцы пишут письмо турецкому султану», «Тарас Бульба»... Между тем это уникальное и довольно своеобразное сообщество сыграло в нашей истории весьма значительную роль. На вопросы «Культуры» отвечает историк, профессор Санкт-Петербургского государственного университета Игорь ФРОЯНОВ.

культура: Начнем с вопроса одного из шолоховских героев: от кого все-таки казаки ведутся?
Фроянов: К сожалению, известно мало. Поэтому важен ретроспективный метод познания прошлого, когда достоверно подтвержденное документами событие находит какое-либо отражение в предшествующем периоде. 

Сразу вспоминается князь Владимир Креститель, по словам древнего летописца, ставивший «крепости по Десне, и по Остру, и по Трубежу, и по Суле, и по Стугне», заселяя их добровольцами от новгородских словен, кривичей, вятичей, чуди и мери, чтобы оборонять Южную Русь. В тех мужах и следует видеть далеких предшественников казачества. Уместно вспомнить и «черных клобуков», представлявших собой остатки кочевников — торков, ковуев, берендеев, печенегов. В XI–XII столетии они служили Руси заслоном от половцев. Формирование казачества как социально-этнической общности было ускорено нашествием монголов. Письменные источники говорят об участии казаков в Куликовской битве, во взятии Казани и завоевании Сибири. 

Долгие годы, десятилетия, века казачество, по сути, было не только мощной подмогой государству в борьбе с врагами. Оно стало оплотом, хранилищем религиозно-нравственных, культурных ценностей и традиций русского народа с той поры, когда по ходу петровских реформ усилилось влияние Запада. Именно казачество, наряду с крестьянским миром, сберегало такие присущие русскому этносу качества и свойства, как преданность православной вере, общинность, соборность, выборность, равноправие, справедливость, почитание старости. 

культура: Получается, казачество было, с одной стороны, опорой трона, а с другой, смягчало последствия слишком уж радикальных реформ?
Фроянов: Нельзя, конечно, чересчур идеализировать прошлое. Дон служил пристанищем для беглого люда из Центральной России, среди которого хватало всякого рода преступников, хорошо осведомленных, что бегут туда, где найдут надежное укрытие, ибо существовало нерушимое правило — «с Дону выдачи нет». Стремясь к безудержной воле, казаки, случалось, впадали в разрушительное своеволие, затевая восстания, сотрясающие государственное здание. Болотников, Разин, Булавин, Пугачев... Этими походами казаки внушали власти чувство опасности, больше того — страха. 

И правительство взяло курс на «огосударствление» казачества. Переломным был 1721-й, когда всех казаков перевели на положение иррегулярных соединений, сделав при этом воинскую службу пожизненной. Через два года состоялась отмена выборности атаманов. В 1801-м казачьим полкам Войска Донского была предписана единая форма одежды. Очередной судьбоносный циркуляр издал Николай I. Земля объявлялась собственностью войска и закреплялась за станицами на правах общинного владения. Каждый казак, достигший 17-летнего возраста, получал надел в пожизненное пользование. 

Интересно, что оберегающее народные традиции русское казачество всегда вызывало неприятие у либерально настроенных чиновников. Одно время при Александре II в правительственных кругах пошли разговоры о том, что оно отжило свой век, превратившись в ненужный анахронизм. Однако с гибелью либерал-императора и воцарением традиционалиста Александра III ситуация изменилась. Сближение власти с казачеством приобрело новые формы. Отныне казак на коне с нагайкой и шашкой наводил страх на внутренних противников монархии. Произошло своеобразное превращение казачества в государственный институт, обладающий значительной мощью — в начале XX столетия в России наличествовало 13 казачьих войск.

культура: Немудрено, что на Дону и Кубани с болью и кровью пережили крушение империи и становление Советской власти...
Фроянов: В 1917-м казаки сами заняли несколько отстраненную и выжидательную позицию. Большевики поманили их землей и освобождением от военной повинности. Казацкая беднота после Октябрьского переворота часто становилась на сторону коммунистов. Но вскоре и та отшатнулась от новых властителей. Отсюда большевистская политика расказачивания, или уничтожения, нередко физического, этого сословно-политического образования. 

культура: И все же казачество было реабилитировано еще в СССР... 
Фроянов: Да, это началось после Великой Отечественной войны, где потомки казаков проявили себя настоящими героями. Выдающаяся  роль в общественной реабилитации, кстати, принадлежит Михаилу Шолохову — «Тихий Дон» стал литературным памятником уникальному сословию. А жизнерадостная лента Ивана Пырьева «Кубанские казаки» нарисовала оптимистический образ советского казака. Однако всерьез о казачестве заговорили лишь в перестройку. Хотя тогда, конечно, не обошлось без «перегибов» и пошлости.

культура: В глазах рябило от атрибутики, кто только не захотел почувствовать себя потомственным казаком...
Фроянов: Некоторые сочли это модой: нарядиться в шаровары с лампасами, надеть полувоенную форму, нацепить папаху, портупею, нагайку, а то и шашку и, объявив себя казаком, приняться устанавливать некие правила... И хотя подобные «ряженые» до сих пор встречаются в регионах, сегодня мы можем говорить о воссоздании целой сети сословно-общественных организаций, где проповедуются исторические казачьи ценности, дополненные категорическим неприятием наркотиков, однополых браков и прочих либеральных гримас ХХI века. 

культура: Стоит отметить необычайную социальную активность и обостренное чувство справедливости сегодняшних казаков. Каким образом, на Ваш взгляд, казачий потенциал может быть официально востребован государством? 
Фроянов: В какой мере стоит включать казачество в систему государственно-правовых отношений — решать руководству страны. Но, безусловно, это общественно-политическое объединение еще пригодится державе. И, быть может, следовало бы создать при правительстве (или даже внутри правительства) орган, координирующий и направляющий деятельность казачества. Несомненно, что многовековой опыт казаков по части служения Богу, Отечеству и государству может оказаться вновь весьма кстати для защиты России от внешнего и внутреннего врага.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть