Война в Крыму — все в дыму

24.10.2013

Нильс ИОГАНСЕН

160 лет назад, 16 октября 1853 года, Османская империя объявила войну России. Но в историю этот конфликт вошел под другим названием, да и бились наши солдаты в основном не с турками. Крымская война стала апофеозом противостояния России и Европы в середине XIX века.

Британская Франция

Укрепившаяся после 1812 года Россия пугала и раздражала европейцев, главным образом — Англию и Францию.

Президент Французской республики Шарль Луи Наполеон Бонапарт, ставший с 1 декабря 1852 года императором Наполеоном III, был весьма примечательной личностью. Можно сказать, полной противоположностью своему гениальному дяде. После попытки государственного переворота он долгое время жил в Англии. А когда пришел к власти, объявил англичан главными друзьями Франции.

Наполеон III

«Политика Наполеона III, конечно же, не была самостоятельной. Но его собственные желания хорошо совпадали с английскими. Монарх всеми силами старался поднять свою популярность в народе. В том числе на реваншистских настроениях, а они во Франции того времени были очень сильны. Документальных подтверждений, подогревали ли британцы своими финансами патриотические настроения французов, нет (во всяком случае, в открытом доступе). Но факт слишком бурного роста воинственности галлов налицо. И Англия это мастерски использовала — основу экспедиционного корпуса, который впоследствии отправили в Крым, составляли именно французы», — объясняет севастопольский военный историк Константин Иванов.

Но для начала нужно было ослабить Россию. В конце 40-х годов XIX века на Европу внезапно обрушилась «весна народов». Сразу в нескольких странах вспыхнули кровопролитные революции. Ничего не напоминает? Например, так называемую «арабскую весну»...

«В соответствии с подписанными в 1815 году доктринами Священного Союза, европейские государства должны были противодействовать революционным настроениям. Николай I, противник либерализма, выполнил «монарший долг». Но он переоценил возможности страны, не учел внешнеполитические последствия», — считает доцент кафедры философии, истории и политологии РГУИТП Евгений Кунц.

Погрязнув в чуждых ей европейских делах, Россия заработала сразу две проблемы. Во-первых, в Старом Свете ее возненавидели. Во-вторых, с деньгами стало совсем туго. А неурожаи 1844, 1845 и 1847-х годов привели к серьезному дефициту госбюджета. В оборонном ведомстве не хватало средств на модернизацию — страна стала терять былую мощь.

Исламско-христианский капкан

Государство-изгой, да еще и со слабым войском — идеальная мишень для агрессии. Нужно было только найти повод. И такой повод появился — когда турецкий султан Абдул-Меджид I передал ключи от Базилики Рождества Христова в Вифлееме католикам. Несмотря на то, что с 1244 года главный алтарь христианской святыни находилась в ведении греческой (православной) церкви. В ответ Николай I потребовал от султана признать его покровителем всех православных подданных Оттоманской империи и ввел войска в Молдавию и Валахию (так называемые Дунайские княжества), «в залог, доколе Турция не удовлетворит справедливым требованиям России».

Султан объявил России войну. Один, без союзников — в 1853 году официально сформировавшейся антирусской коалиции еще не было. Тем не менее в Стамбуле турок активно наставляли на путь истинный французские и английские советники...

Нахимов наносит ответный удар

Война с Россией, как это уже не раз бывало, у турок не заладилась. Попытки наступления на Кавказе с треском провалились, пришлось перейти к иной тактике. Абреков снабжали деньгами и оружием, дабы те тревожили наши тылы.

Основная надежда султана была не на армию, а на флот. Линейные корабли и фрегаты на Черном море у Османской империи имелись в большом количестве, европейские инструкторы обучали матросов и офицеров. На море турки были сильнее. Но еще Суворов учил воевать не числом, а умением.

В бою у Синопа 30 ноября 1853 года вице-адмирал Павел Нахимов наголову разгромил флот противника. Командир вражеской эскадры Осман-паша попал в плен. Высадка турок на Кавказское побережье не состоялась, а флот османов после этого из портов уже не высовывался.

Всего за полтора месяца Турция проиграла войну России. Опасность стала угрожать Босфору и Дарданеллам, и англичане сделали все для того, чтобы не отдать их нашей стране.

Нужен нам берег турецкий

Настойчивое стремление России заполучить черноморские проливы — отнюдь не прихоть царей, коим хотелось славы вещего Олега. 

Уязвимость южных морских границ преследует Россию уже три века. В Великую Отечественную немецкий флот активно действовал на Черном море. В Первую мировую там же пиратствовали германские крейсера «Гебен» и «Бреслау». 

Идем дальше в прошлое. Русско-турецкая война 1877–1878 годов. Шипка и Плевна. Все завоевания русских пошли прахом в том числе и потому, что Англия пригрозила направить флот к южным берегам нашей страны. В Санкт-Петербурге утерлись.

Еще один важнейший аспект — экономический. «Для России открытые черноморские проливы были жизненно необходимы. Через Архангельск на экспорт шли лен, пенька и строевая древесина, а через южные порты — зерно, более выгодный и ценный товар. Когда Босфор закрывали, страна начинала терпеть огромные убытки. Достаточно вспомнить Первую мировую войну — после того, как турки перекрыли выход из Черного моря, поступления в госбюджет упали на 30 процентов», — говорит Константин Иванов.

Паруса и пар

В декабре 1853-го сводный англо-французский флот вошел в Черное море. Война пока не была объявлена, но все понимали, что это формальность. И в марте 1854 года, после того, как Великобритания с Францией официально объявили войну Российской империи, флот захватчиков двинулся к Крыму.

«Синопское сражение» худ. А. БоголюбовИ какой флот! Из 55 фрегатов 54 были паровыми, то есть самыми современными — на войну с нашей страной послали элиту. Увы, ответить адекватным образом России было просто нечем, она все еще пребывала в парусном веке.

То же самое происходило и в армии. Например, нарезное оружие к началу кампании так и не появилось. А у англичан и французов оно уже стало массовым. Все британцы, высадившиеся в Крыму, были вооружены ударно-капсюльной винтовкой Энфилд образца 1853 года. У французов стоял на вооружении штуцер Тувенена — один из лучших «стволов» того времени. А в русской армии использовали фузеи времен Наполеона I, которые из кремневых стали переделывать в капсюльные. И из гладкоствольных — в нарезные. Но толку от подобного «тюнинга» было мало, стреляли они и недалеко, и косо.

«В истории нашей страны этот случай далеко не единичный. И в ходе конфликта середины XIX века, и во время Великой Отечественной приходилось уже в период боевых действий заниматься совершенствованием вооружения. К счастью, сегодня власти РФ помнят исторический опыт и действуют на упреждение. Мы наверстываем упущенное, принята программа полного перевооружения армии к 2020 году», — говорит полковник Сергей Привалов.

Об отставании российской «оборонки» англичане знали. И превратили войну не только в инструмент политики, но и в полигон для испытания новейшего вооружения. И все-таки мужество и героизм российских солдат и матросов не позволили захватчикам устроить увеселительную прогулку со стрельбой, пришлось серьезно воевать.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть