20 граммов в сердце

12.02.2015

Сергей СЕРАФИМОВИЧ

И 102-летняя пациентка снова здорова

Уникальная операция проведена в столичной городской клинической больнице №81. Впрочем, вживить кардиостимулятор для знающего хирурга — задача несложная. Уникальность в другом — пациентке исполнилось 102 года. Врачи не припомнят в своих операционных таких долгожителей. Хороший повод для заявки в Книгу рекордов Гиннесса. Сама пациентка, уже выписавшись, пригласила корреспондента «Культуры» на чай и заверила, что чувствует себя замечательно.

Возраст — дело второстепенное

Все началось с того, что дочка решила поводить маму по докторам. И пошли они в свою районную поликлинику — дочке 80, а маме в марте 103 стукнет... 

Людмила Вильчинская и Антонина Самуиловна— Честно говоря, я даже подумать не могла, чем закончится этот вполне обычный профилактический визит, — расскажет позже корреспонденту «Культуры» Людмила Вильчинская, любящая дочь, кандидат философских наук, доцент одного из столичных вузов. — Вообще, мама, несмотря на свой более чем преклонный возраст, довольно активная женщина. Петь любит. Единственное, что ограничивает ее общение с миром, — это прогрессирующая глухота. Ну, что поделаешь. Но на сердце она никогда не жаловалась. И вдруг прямо в поликлинике почувствовала себя нехорошо. Тут же показались нашему кардиологу. Измерили пульс — очень редкий, чуть более 30 ударов в минуту. Предварительный диагноз — сердечная аритмия. Сделали укол, вызвали «скорую помощь». Машина приехала достаточно быстро, маму доставили в ближайшую больницу. Вердикт врачей — нужно устанавливать кардиостимулятор. Однако делать операцию в этой клинике не решились — все-таки возраст нешуточный...

Больничный консилиум принял решение: срочно перевезти Антонину Самуиловну Коваль, так зовут нашу героиню, в ГКБ №81. Там приказом департамента здравоохранения Москвы год назад было создано отделение нарушений ритма сердца и электрокардиостимуляции — это как раз их профиль. Такие отделения есть далеко не в каждой клинике. 

И повезли бабушку чуть ли не через весь город — с середины Рязанского проспекта почти в конец Дмитровского шоссе, на Лобненскую улицу, где на довольно обширной территории расположились корпуса больницы. На днях там побывал и корреспондент «Культуры», чтобы встретиться с хирургами, проводившими уникальную операцию. 

Первое, что бросается в глаза, — идеальная чистота в вестибюле и вежливость охраны. 

Идем по коридору, по пути заглядывая в палаты. Навскидку, средний возраст находящихся в отделении больных — примерно 60 лет. Навстречу выходит широкоплечий высокий мужчина с военной выправкой, разумеется, в белом халате, — завотделением Максим Рыбаченко. 39 лет, выпускник Военно-медицинской академии имени С.М. Кирова, в армии защитил кандидатскую, дослужился до звания майора медслужбы и ушел на гражданку. 

Максим Рыбаченко в операционной— Когда мне сообщили, что в реанимацию поступила женщина, которой нужно срочно поставить кардиостимулятор, никто и слова не сказал о ее возрасте, — рассказывает Рыбаченко. — А я и не спрашивал: человеку необходима помощь, остальное второстепенно. С моим коллегой Константином Михалевым сразу же стали готовить больную к операции — у нас взаимопонимание налажено лучше не бывает: за год вместе сделали около тысячи операций.

Установку электрокардиостимулятора проводили под местной анестезией — пациентка была в сознании в течение всей операции. 

— Сам прибор представляет собой небольшую металлическую коробочку, которую мы имплантируем в хирургически сформированный карман в подключичной области, — посвящает меня в таинства хирург. —Делаем четырехсантиметровый разрез, а затем через подключичную вену вводим специальные электроды в соответствующий участок сердечной мышцы.

Кардиостимуляторы в клинике современные — как российского производства, так и импортные. Какой кому ставить, здесь, заверили меня, решают по медицинским показаниям. Бабушке поставили американский, весит всего 20 граммов. Его бесперебойная работа рассчитана на 5–10 лет. Весь процесс установки проводился под рентген-контролем. 

— Таких операций мы делаем по 5–6 в день, — продолжает Рыбаченко. — Кстати, до 10 процентов всех наших пациентов — люди старше 90 лет. Антонина Самуиловна перенесла операцию хорошо, даже шутила, пока мы проводили над ней свои манипуляции. Оказалась очень интересным собеседником.

— А вообще много у вас работы? — спрашиваю доктора. 

— Да мы фактически живем здесь, — смеется он в ответ. — Иногда даже по выходным в больницу вызывают. Нет, на работу не жалуемся — здесь же еще и наукой можно заниматься. Да и на зарплату не обижаемся. Правда, честно говоря, еще одного-двух врачей нам бы взять в помощники не помешало...

«Иногда езжу в Ригу»

Антонина Самуиловна с радостью согласилась встретиться с корреспондентом «Культуры». Как настоящая женщина, искренне обрадовалась принесенным тюльпанам.

— Проходите, задавайте ваши вопросы, — это уже дочь приглашает в комнату. — Мама очень любит общаться.

Несмотря на возраст, до сих пор видно, что Антонина Самуиловна была очень хороша собой. Лицо светится достоинством. Даже в мыслях не получается называть ее простецким «баба Тоня». Да и какая она бабушка? Сама себя относит к категории «пожилая женщина».

Собственно, беседы о здоровье у нас не получилось, поскольку хозяйка на него совершенно не жалуется. После операции чувствует себя хорошо. Заговорили о житье-бытье.

— Я родилась в Черкассах 25 марта 1912 года... Люда, достань фотографии!.. Вот папа — поляк, дворянин. Вот мама. Она вместе с папой работала на железной дороге. Потом мы жили в Киеве, и там я поступила в гимназию. В 1918-м, когда Петлюра пошел на Киев, всей семьей на крыше вагона успели перебраться в Лубны под Полтаву. Там я уже при Советской власти и окончила — только не гимназию, а сельскохозяйственный техникум. А потом еще институт свеклосахарного производства. Получила диплом агронома и пошла на работу в Государственный страховой фонд семенного зерна. Замуж вышла в 1933 году за кадрового военного Захара Федоровича Ковтуна. Очень красивый был мужчина. Я сразу влюбилась. Поженились и поехали в Петрозаводск, к месту его службы. Когда война началась, он был переведен под Ленинград, где всю войну и провоевал, защищая город. Был полковником, начальником дивизионной артиллерии. Награжден орденами Ленина, Суворова и Кутузова I степени. Редко кто из полковников получал такие награды. После войны его перевели в Ригу. Умер в 1962 году от сердечного приступа. Там сейчас живут мои внуки, да и я сама там зарегистрирована, хоть и российская гражданка. Несколько раз в году езжу за пенсией...

— А в войну чем занимались?

— Меня, как война началась, с детьми и женами других военнослужащих на последнем поезде из Петрозаводска эвакуировали в Бузулук — это в Оренбургской области. Сначала никакой работы не было, голодали, мерзли, а потом меня взяли весовщицей на железнодорожную станцию. Позже устроилась по специальности — начальником местного отделения Госстрахсеменных фондов. Отвечала и за сбор зерна, и за его хранение в элеваторах. Приходилось много ездить по деревням. Однажды телега на бездорожье перевернулась — меня чуть не придавила, но все обошлось... 

Историй у хозяйки дома немало. Однако дочь стоит на страже прописанного врачами режима. Время прощаться. 

По данным столичного департамента здравоохранения, 102-летняя Антонина Коваль стала самой пожилой пациенткой в истории отечественной сердечной хирургии. Ранее в России пальму первенства держал Барнаул, где кардиостимулятор был установлен столетнему пациенту.


Что такое стимулятор

Современный электрокардиостимулятор представляет собой сложное устройство, которое располагается в герметичном корпусе из инертного медицинского титанового сплава. По сути, это микропроцессор с элементом питания. При замедлении частоты сердечных сокращений ниже заложенного в программе значения стимулятор генерирует электрический разряд, который вызывает сокращение миокарда. Если сердце бьется в нормальном ритме, кардиостимулятор ведет себя спокойно и не выдает импульсы. Стоимость прибора — от 25 000 до 100 000 рублей. В России они устанавливаются по обязательной медицинской страховке бесплатно. А в медицинском центре Университета штата Огайо испытан самый миниатюрный на сегодня кардиостимулятор, размером не превышающий лекарственную капсулу.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий

Комментарии (1)

  • alt

    Олегович 20.02.2015 10:01:58

    Подобные вещи давно приводят меня в ужас.... 20 граммов в сердце и "102-летняя пациентка снова здорова"... Удален желудок - и пациент опять здоров... Пересажена чужая почка - и пациент здоров... Удален кишечник, отрезаны обе ноги, оба глаза и только однат рука - и вот теперь-то пациент стал здоровым...

    Сколько можно путать очевидные вещи: остался жив с хоть каким-то качеством жизни - это одно. И стал здоров - это совершенно другое. Наша медицина, которая давно стала бизнесом, возвращать здоровье в не умеет в принципе. Да и задачу такую никто и никогда не ставит - возвращать здоровье экономически не выгодно.

    И вот в этом самая большая загадка современности - почему общество мирится с тем, что никто и никогда даже не пытается вернуть здоровье? Я, врач с 35 летним врачебным опытом, имею моральное право спросить об этом.

    И много раз спрашивал. Но ответа нет. Ни от общества. Ни от науки.
    А бизнесу нужна только прибыль.

    Викулов А.О.
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть