Михаил Щелканов: «Грипп особенно коварен, когда зимой на улице «плюс»

04.02.2016

Александр РЫЛОВ

Эпидемия гриппа в стране — свершившийся факт. В этом сезоне нас атакуют сразу три штамма, среди них самый опасный — свиной. От осложнений после него к началу февраля скончалось более 120 наших соотечественников. С просьбой оценить ситуацию «Культура» обратилась к Михаилу Щелканову, профессору Дальневосточного федерального университета, заведующему лабораторией экологии микроорганизмов ДВФУ и лабораторией вирусологических исследований ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Приморском крае». Кроме того, он раскрыл некоторые подробности, связанные с изобретением российскими учеными вакцины против лихорадки Эбола, о чем недавно сообщил Владимир Путин, а также рассказал о новой напасти, угрожающей человечеству, — лихорадке Зика.

культура: Наступление свиного гриппа в России напоминает фронтовые сводки...
Щелканов: Действительно, в последней декаде января процесс распространения инфекции в большинстве субъектов РФ преодолел так называемый эпидемический порог, то есть появились признаки эпидемии. Хотя должен подчеркнуть, что сезонное обострение ситуации не является чем-то экстраординарным. Алармизм же СМИ, на мой взгляд, был бы более адекватен в сентябре, когда существовала необходимость поддержать прививочную кампанию. 

Особенно много тяжелых случаев наблюдается сейчас на юго-западе России. Это не в последнюю очередь — следствие срыва двух последних вакцинационных сезонов на Украине. Поэтому, как бы нам ни казалось, что у нас положение непростое, с сожалением вынужден констатировать (исключительно в научно-сравнительных целях), что у соседей оно куда сложнее. Впрочем, вирус свиного гриппа по-прежнему эффективно профилактируется с помощью используемых сегодня вакцин. Иначе говоря, каких-то новых, грозных для человека мутаций пока не произошло. Прививки остаются самым надежным способом предупреждения болезни, и это подтверждается тем, что все смертельные случаи приходятся на невакцинированных пациентов.

культура: Не поздно ли прививаться, когда зима близится к завершению? 
Щелканов: Правильнее было подумать об этом в начале осени: тогда иммунитет успел бы сформироваться, его хватило бы на весь эпидемический сезон. Минимальное время выработки иммунитета — три-четыре недели. Так что, если завтра сделать прививку, она в лучшем случае «сработает» в самом конце февраля. Польза от нее будет, но, конечно, меньшая, чем если бы вы посетили поликлинику с данной целью в сентябре. И напомню, вирусы гриппа тоже «не стоят на месте» и вынуждены постоянно видоизменяться, чтобы избежать прессинга со стороны коллективного иммунитета. ВОЗ, а отечественные ученые и медики принимают в этой работе самое активное участие, с интервалом в шесть месяцев (для Северного и Южного полушарий) дает рекомендации о штаммовом составе противогриппозных вакцин. Прививаться надежнее всего ежегодно.

культура: А изменяется ли риск заболеть в условиях зимы с частыми оттепелями? Именно такие приходят в нашу среднюю полосу все чаще. 
Щелканов: Пока нет доказательств того, что потепление как природный феномен может повысить опасность гриппа до катастрофических значений. Наиболее существенным фактором, играющим в пользу определенного усиления эпиддинамики, становится то, что люди при улучшении погоды чаще находятся вне дома, больше общаются, стараясь наверстать упущенное за морозные недели время и, соответственно, активнее друг друга заражают. Получается, грипп особенно коварен, когда зимой на улице «плюс», хотя в таком коварстве есть и наша вина. Ну и, наконец, нельзя забывать, что именно в оттепель выше вероятность промочить и застудить ноги: как ни банально, но это один из наиболее распространенных способов снизить иммунитет...

культура: Какими Вам видятся самые эффективные способы борьбы с гриппом?
Щелканов: Золотым стандартом профилактики остается вакцинация. Что же касается применения, когда вы уже болеете, противовирусных препаратов, здесь все сложнее. Они дают наиболее очевидный результат, когда начинают использоваться как можно раньше — в первый-второй день после появления симптомов. К сожалению, сегодня многие лекарства, в том числе по причине бесконтрольного и безрецептурного употребления, достаточно быстро становятся малоэффективными вследствие развития у микроорганизмов лекарственной устойчивости (кстати, это положение относится ко многим инфекциям). Классический пример такого рода — лечение гриппа ремантадином. Этот препарат был эффективен в конце прошлого века, но сейчас большинство штаммов к нему резистентны, а штаммы некогда пандемического свиного гриппа с самого момента своего появления были устойчивы к ремантадину. Поэтому необходимо крайне осторожно заниматься самолечением — назначать лекарства должен только специалист. Совершенно недопустимо, когда человек с симптомами острого респираторного заболевания приходит в аптеку и просит отпустить ему «что-нибудь от простуды». Тем более что так называемые «простудные заболевания» могут быть связаны не только с вирусными, но и с бактериальными агентами.

культура: Реально ли предсказать грядущие эпидемии гриппа?
Щелканов: С известной долей вероятности, да. Хотя, как и любой прогноз, это дело неблагодарное: люди часто ошибочно путают научный прогноз с пророчеством.

Среди трех основных типов вируса — А, В и С — только первый приводит к практически ежегодным эпидемиям, а также с интервалом в 10–50 лет вызывает опаснейшие пандемии. Что касается свиного гриппа, сформировавшегося в результате реассортации двух генотипов, имевших распространение в популяциях свиней, то последняя пандемия имела место в 2009–2010 годах.

Вообще говоря, грипп А — природно-очаговое заболевание. Его природный резервуар — птицы, в первую очередь речные утки, чайки и крачки. Приспособление вируса к клеткам млекопитающих, в том числе человека, наиболее эффективно происходит в организме свиней. Геном типа А не только подвержен точечным мутациям, но и состоит из восьми генетических сегментов, которые могут по-разному распределяться между дочерними вирионами. В результате подобного «перемешивания» порой появляются новые разновидности гриппа с неожиданными биологическими свойствами. Нам остается неустанно следить за такими изменениями, например, контролируя способности вируса преодолевать межвидовой барьер, то есть передаваться от птиц и свиней к человеку. Для этого с помощью современных молекулярных методов исследуются возможности микроорганизмов проникать в человеческие клетки. Если они возрастают, значит, образовались новые и грозные для нас варианты вируса, а потому увеличивается и опасность эпидемических вспышек.

культура: Учитывая, насколько быстро нынче перемещаются экзотические недуги, нельзя не спросить насчет лихорадки Эбола. Недавно президент Путин заявил, что нашими учеными создана вакцина против нее. Но подробностей немного, может быть, Вы знаете: была ли она испытана, признала ли ее ВОЗ, когда начнется применение? 
Щелканов: Президент сделал заявление о разработке генно-инженерной вакцины в Федеральном центре эпидемиологии и микробиологии им. Н.Ф. Гамалеи. Она содержит искусственные частицы, которые включают ансамбль антигенов, вызывающих нейтрализующий вирус иммунный ответ человеческого организма. Особенно важно, что в этой вакцине нет инфекционного начала, то есть вирусных частиц, готовых «запустить» в организме болезнетворный процесс. Вакцина успешно прошла испытания. Поэтому пакет документов по ней и принял Роспатент, где сейчас идет регистрация изобретения. По законам РФ, пока она не завершится, результаты испытаний должны оставаться закрытыми. В этом причина того, что СМИ не могут похвастаться знанием подробностей.

культура: Но значит ли это, что с опаснейшей лихорадкой будет покончено?
Щелканов: Эболавирус Заир, ставший причиной масштабной эпидемии в Западной Африке в 2014–2015 годах, является природно-очаговым, поэтому полностью уничтожить его не представляется возможным ни с помощью вакцины, ни с помощью других средств, доступных сегодня человечеству. Кроме того, следует помнить, что любая вакцина защищает не от заражения, а лишь от тяжелых и летальных форм заболевания, а также от осложнений. Вопрос о длительности поствакцинального иммунитета также пока остается открытым и, безусловно, будет предметом дальнейших исследований.

культура: Кстати, Вы заметили, что глобальные СМИ как-то дружно замолчали по поводу ужасов Эболы?
Щелканов: Это объяснимо, ибо распространение лихорадки удалось взять под контроль. К октябрю 2015 года смертность от нее превысила 11 000 человек, а общее число случаев заболевания достигло 28 000. Наиболее тяжелая обстановка с самого начала складывалась в Республике Гвинея. Однако и здесь благодаря помощи России удалось постепенно выровнять ситуацию. Беспрецедентные же масштабы эпидемии в Западной Африке объясняются четырьмя основными причинами: существованием природных очагов возбудителя; закрытостью региона для научного сообщества; наличием своеобразных местных обрядов, в частности погребения, включающего многолюдные массовые омовения покойного, из-за чего инфекции быстро расползаются контактным путем; наконец, сложнейшей социально-экономической обстановкой. 

В России природных очагов Эболы не имеется. Ведь ареал природного резервуара вируса — крыланов, или летучих собак, летучих лисиц — не простирается севернее Египта. Конечно, в европейских странах сохраняется возможность единичных завозных случаев заболевания. Но вероятность их разрастания до хотя бы эпидемических вспышек в государствах с глубоко эшелонированной системой биологической безопасности (и здесь в первую очередь я имею в виду Россию) крайне невысока. 

культура: А как быть с лихорадкой Зика — новой напастью, угрожающей человечеству из Латинской Америки? Удастся ли Вашим коллегам остановить ее до начала летней Олимпиады в Рио?
Щелканов: Существует концепция возвращающихся инфекций. Одна из граней этого феномена заключается в том, что, казалось бы, вдоль и поперек изученный вирус, проникая на новые территории, распространяясь в популяциях неиммунных хозяев, вдруг проявляет себя с неожиданной стороны. Таков и вирус Зика. Раньше он привлекал внимание медиков лишь тем, что вызываемый им недуг приходилось дифференцировать от более опасных (например, лихорадки Денге), хотя ареал Зики и был достаточно большим — Африка, Индостан, Юго-Восточная Азия. 

Но вот в 2007 году разразилась эпидемия в тихоокеанской Микронезии. Дальше — больше: в 2013-м болезнь пришла во Французскую Полинезию, затем на остров Пасхи и, наконец, перекинулась в Америку. Сначала это событие заинтересовало только специалистов. Дело в том, что Зика характеризуется практически нулевой летальностью. Но в последнее время получены достаточно надежные сведения о том, что у беременных она может вызвать микроцефалию мозга плода. В принципе, это не является научной сенсацией, поскольку инфекционные заболевания женщин, находящихся в положении, часто ассоциируются с патологиями будущего ребенка. Однако данные по Южной и Центральной Америке, где Зика гуляет среди неиммунного населения, поистине удручают...

Нет сомнений, впрочем, что в ближайшие месяцы будут разработаны средства лабораторной диагностики этой инфекции. Если у людей, живущих на тех территориях, где сейчас распространяется инфекция, не хватит естественного иммунитета, остается дождаться создания профилактических вакцин или антисыворотки. Исследования идут полным ходом.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть