«Прививок от коронавируса не существует»

01.07.2015

Наталья ДАЛЬНЕВА

Главный инфекционист Москвы Николай Малышев — о перспективах очередной эпидемии

Мир проходит регулярную проверку на прочность: не успел утихнуть ажиотаж вокруг лихорадки Эбола, как начал уносить жизни внезапно выскочивший из-за корейского «угла» новый грозный коронавирус. Ежедневная информация о жертвах сеет панику. Многие россияне отменяют запланированные турпоездки и бизнес-трипы в Азию. Насколько в действительности опасна эта инфекция? Быть может, ее появление — «происки врагов»? Реальна ли эпидемия в России? И наконец, сакраментальное пушкинское:  «Что делать нам? и чем помочь?» На вопросы «Культуры» отвечает главный специалист по инфекционным болезням департамента здравоохранения города Москвы, доктор медицинских наук Николай МАЛЫШЕВ. 


Н. Малышев

культура: Откуда взялась эта новая страшная напасть? 
Малышев: Речь идет о штамме, который раньше не выявлялся ни у людей, ни у животных. Официально он называется «ближневосточным респираторным коронавирусным синдромом». Но больше известен как «коронавирус MERS». Так звучит его международная аббревиатура.

Семейство этих болезнетворных микроорганизмов медицине известно давно. Так же, как и грипп, парагрипп, аденовирусы, они вызывают всем знакомые ОРВИ — острые респираторные вирусные инфекции. Но прежние штаммы были полностью предсказуемы. 

В основном они поражали верхние дыхательные пути, чаще всего вызывали сильный насморк. Нынешняя же вариация вируса ведет себя более агрессивно. Он видоизменился, приобрел новые свойства. Его природа пока до конца не раскрыта, а неизвестность всегда рождает панику. Однако с каждым днем медики узнают о «микро-враге» все больше, и, соответственно, шансы на успешное противостояние повышаются.

культура: В какие страны уже проникла инфекция? 
Малышев: Впервые MERS был зафиксирован в Саудовской Аравии в 2012 году. Сохраняется он там и по сей день, хотя речь об эпидемии, конечно, не идет. Есть единичные случаи заражения в Иордании, Катаре, Арабских Эмиратах, в Тунисе. Но основная вспышка наблюдается в Южной Корее. Именно там больше всего заболевших и, к сожалению, погибших. 

Тем не менее ни Всемирная организация здравоохранения, ни наш санэпиднадзор пока не собираются запрещать поездки в эту страну. Впрочем, каждый россиянин должен сам принять решение — стоит ли в столь неспокойный момент рисковать. Очевидно, что для подобного вояжа должны быть веские основания. 

К сожалению, и без туристических поездок риск завоза нового вируса в Россию существует. Ведь мы живем в век массовых авиаперелетов, а это «на руку» болезнетворным микроорганизмам. Два подозрительных случая на MERS уже рассматривались в Москве. К счастью, ни в одном из них коронавирус не подтвердился.

культура: Говорят, среди заболевших погибает каждый десятый? Серьезный повод для тревоги...
Малышев: Такова была ранняя статистика по Южной Корее. Но не нужно относиться к этим цифрам буквально. Они отражают ситуацию только при тяжелом течении болезни, когда либо человек поздно обратился к врачу, либо медики долго не могли идентифицировать новый вирус. При лечении этой инфекции очень важно не упустить время. Но если посчитать все случаи, когда люди заражались, но болели легко и вообще не обращались к врачам, показатели смертности будут намного ниже. 

культура: В последние десять лет нас пугали многими инфекциями — свиным и птичьим гриппом, атипичной пневмонией, лихорадкой Эбола. Похож ли на какую-нибудь из них новый коронавирус?  
Малышев: Да, с одной из перечисленных инфекций у нового вируса сходство налицо. Это «тяжелый острый респираторный синдром», сокращенно SARS, с которым мир впервые столкнулся и отчаянно боролся 13 лет назад. Тот самый, который вызывал атипичную пневмонию. Если вы помните, этой инфекцией в основном болел Китай. В других странах до серьезных эпидемий не дошло. 

Сходство SARS и MERS в том, что при тяжелом течении они могут вызывать развитие пневмонии. Острое воспаление легких — вообще серьезная проблема, а вирусного происхождения — вдвойне, поскольку не работают традиционные при этом диагнозе антибиотики.

культура: Каким образом можно заразиться новым вирусом? Он передается так же легко, как грипп? 
Малышев: По сравнению с гриппом он все же не столь заразен. Гриппозную инфекцию можно получить, находясь рядом с заболевшим всего несколько секунд, зачастую даже не общаясь. А чтобы заразиться коронавирусом, контакт с больным должен быть достаточно тесным и продолжительным. Недаром среди заболевших немало медицинских работников — санитаров, медсестер, обслуживающего персонала больниц. В этом плане, кстати, MERS схож с другой опасной инфекцией последних двух лет — лихорадкой Эбола. 

При этом существует три способа передачи коронавируса. Первый — традиционный воздушно-капельный путь, когда инфекция попадает в воздух с капельками слюны при разговоре, кашле и чихании. Второй — контактный, то есть через предметы общего пользования. И третий — так называемый фекально-оральный способ, при котором вирус распространяется через общественные туалеты. 

Выходит, что и разработать правила профилактики заражения несложно. Это прежде всего элементарная личная гигиена: частое мытье рук с мылом, использование антисептиков, дезинфицирующих салфеток, а также минимизация общения с больными людьми. Если видите, кто-то рядом чихает, кашляет, выглядит нездоровым, лучше отойти на безопасное расстояние. Например, если вы едете в метро, то уйдите в противоположный конец вагона. Также в транспорте можно надевать защитную маску. 

В общественных местах не стоит касаться руками лица, трогать глаза, нос, рот. Таким путем можно легко занести любую инфекцию. 

культура: Вы сказали, что коронавирус не столь заразен, как грипп. Но как тогда объяснить, что один-единственный кореец заразил своей привезенной инфекцией десятки сограждан? 
Малышев: Противоречия здесь нет, есть неблагоприятные обстоятельства. Проблема в том, что в Южной Корее, при всей ее высокоразвитой медицине в целом, фактически отсутствует система скорой помощи на дому, как у нас в России. — Нуждающиеся в медицинской помощи люди сами приезжают в госпиталь и ожидают своей очереди в большом общем зале. За самыми тяжелыми врачи приходят раньше, другие продолжают ждать. Естественно, такая скученность больных, длительное их пребывание в замкнутом пространстве способствуют быстрому обмену инфекциями. 

культура: Есть ли у России свои ресурсы для профилактики и лечения коронавируса? 
Малышев: Безусловно. Но мы работаем не с отдельно взятой вспышкой — будь то свиной грипп, лихорадка Эбола или новый коронавирус. Существует система слежения за всеми социально опасными инфекциями. На сегодня в мире их насчитывается 25, включая холеру, чуму, оспу. — Не надо думать, что они исчезли. Без тщательного контроля любая из них может вызвать новую эпидемию.  

Прежде всего, у нас действует система санитарной охраны границ. И начинается она с работы экипажей транспортных судов. Так, на самолете ведется наблюдение за всеми странными пассажирами: кто выглядит больным, кто без конца кашляет, кто слишком часто посещает туалет. Эта информация передается на землю. Затем подозрительных лиц берет под контроль санэпидслужба аэропорта. 

Если человек едет из эпидемиологически неблагоприятного региона с признаками ОРВИ, его изолируют и обследуют. В Москве есть Институт вирусологии, Институт эпидемиологии, некоторые другие крупные научные клиники. В них можно сделать анализ на коронавирус и другие опасные инфекции всего за два часа. И, соответственно, быстро начать лечение. Чем раньше будут приняты меры, тем больше шансов на победу. 

Помимо собственно зараженного, после авиаперелета берутся под наблюдение и люди, находившиеся в самолете рядом с ним. Согласно правилам ВОЗ, это пассажиры, сидящие на двух рядах до и после заболевшего. Из-за системы кондиционирования воздуха они тоже оказываются уязвимы. 

На случай массового заражения людей у нас тоже разработаны схемы действий. Какие стационары в срочном порядке открыть, какие запасенные лекарства приготовить. 

Кроме того, постоянно ведется обучение врачей скорой помощи и районных поликлиник — медиков, к которым в первую очередь обращаются заболевшие незнакомой инфекцией. Доктора учатся распознавать необычные ОРВИ и вовремя направлять пациентов на обследование. 

В подозрительных случаях человека сразу госпитализируют в инфекционный стационар, в отдельный бокс. Мы считаем, что лучше перестраховаться: изолировать, обследовать больного, какое-то время за ним понаблюдать. Хорошо, если с ним не происходит ничего страшного. В противном случае мы сбережем не одного, а десятки других людей. 

культура: А как планируется лечить MERS?
Малышев: Лекарств, направленных конкретно на него, пока не создано. Но мы рассчитываем на уже существующие противовирусные препараты — как российские, так и зарубежные, которые подавляют размножение и деятельность вирусов в организме. Надеемся, что при быстром начале лечения, буквально в первые часы от начала болезни, эти препараты будут эффективны. Также в России ведутся испытания новых средств, и с учетом новых реалий они ускорятся. 

Да, кстати, принимать противовирусные препараты для профилактики заражения мы не рекомендуем. Это довольно сильные лекарства, которыми не стоит без надобности нагружать свой организм. 

Другое дело, если вы были в контакте с кем-то заболевшим, недавно приехавшим из-за рубежа. В этом случае нужно обратиться к врачу — даже если у вас нет симптомов ОРВИ. Ведь у нового вируса есть инкубационный период — примерно одна-две недели, в течение которых он живет в организме «молча». Анализ крови поможет его выявить на самой ранней стадии. Надо проводить и самостоятельные меры по укреплению иммунитета. Чем крепче организм, тем спокойнее он переносит встречу с любым вирусом. И наоборот: к ослабленному человеку прилипают все инфекции. Поэтому людям с хроническими заболеваниями нужно быть особенно осторожными. 

культура: Есть мнение, что подобные внезапные инфекции рождаются не случайно. По одним версиям, это специально созданное биологическое оружие. По другим — хитрая бизнес-стратегия: фармакологи сначала конструируют новый вирус в лаборатории, а потом выпускают против него вакцины. Может ли, на Ваш взгляд, в нынешней истории обнаружиться такой «рукотворный» след?
Малышев: Подобные версии не новы. То же самое в свое время писали о ВИЧ-инфекции, которую якобы специально создали или даже завезли с других планет. Все это чушь, в том числе по отношению к MERS. На самом деле, процесс зарождения новых вирусов понятен и объясним. Они появляются в результате мутации более ранних штаммов. Это их способ борьбы за жизнь, их приспособительная реакция. И в этом они ничем не отличаются от других живых обитателей Земли. Всем сущим правит инстинкт самосохранения. У человека есть только один путь: участвовать в этой «войне миров» и учиться побеждать. Иного не дано.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть