Изабелла Росселлини: «Анчоусы устраивают оргии»

15.02.2013

Людмила ПОГОДИНА, Берлин

Изабелла Росселлини привезла в Берлин свежую подборку короткометражек о семейной жизни насекомых и птиц, под названием «Маммас». А увезла — Berlinale Camera, специальный приз фестиваля.

культура: Что побудило Вас стать режиссером?

Росселлини: Мне всегда хотелось снимать кино. Но долгое время останавливал страх перед сотней людей на съемочной площадке, которым нужно отдавать приказы. Не могла представить себя на месте главнокомандующего, пока не начала работать с экспериментальным режиссером Гаем Мэддином. Он обходится небольшой командой — буквально семь-восемь человек. Вскоре воспользовалась его рецептом и съемочной группой. Свой первый фильм сняла к юбилею отца, он так и назывался: «Моему папе — 100 лет». В нем я выступала как актриса, сценарист и режиссер — на пару с Гаем. Роберт Редфорд влюбился в ленту и купил ее для канала Sundance. Он же убедил меня снять больше картин и сделать их в простой форме — то есть в виде фильмов для интернета. Заодно добавил, что возьмется финансировать проект, если тот будет об окружающей среде. Это навело на мысль о короткометражках про сексуальную жизнь насекомых.

культура: Вы снимали «Маммас» тем же составом, что и «Зеленое порно»?

Росселлини: Поскольку «Маммас» профинансирован каналом Arte, я не могла продолжать работать со своей американско-канадской группой — пришлось набирать тех, у кого есть разрешение на работу во Франции. Тогда и наняла людей из индустрии моды, что сделало фильм особенно французским, ибо они лучше всего знают, как обращаться с костюмами, которых в «Маммас» предостаточно.

культура: Вам действительно пришлось вернуться в университет, чтобы снять картину?

Росселлини: Да, я отправилась изучать то, что меня всегда интересовало — этологию, науку об инстинктах. Самым сложным в процессе работы было написание сценария — научные материалы отличаются исключительной серьезностью, поэтому я старалась передать информацию очень простым, забавным языком.

культура: И что Вы почерпнули из научных трудов?

Росселлини: Новый взгляд на давно известные факты. Раньше каждый раз, когда ученые пытались определить, что такое материнский инстинкт, они сталкивались с рядом проблем, поскольку готовность пожертвовать собой ради потомства рассматривали как характерную женскую черту. Идея о самоотречении давно беспокоила исследователей — они подозревали, что это может быть следствием нашей культуры. Чтобы расставить все точки над i, отправились наблюдать за животными. В результате никакой жертвенности не обнаружили, напротив — материнство в дикой природе оказалось отличным менеджментом.

культура: Например?

Росселлини: Хомяки. Они, как и некоторые другие млекопитающие, обзаводятся большим потомством, но не пекутся обо всех детях. Выбирают определенное количество, а остальных полностью игнорируют. И не просто игнорируют, а съедают. Раньше ученые считали, что такое неадекватное поведение животных вызвано их нахождением в клетке. Но когда наблюдения проводились в естественной среде, результаты оказались точно такими же. Оказалось, что это и есть материнство. Взять хотя бы кукушку, которая отдает своих птенцов на воспитание другим птицам. Что позволяет ей часто беременеть и иметь много детей — о них не надо заботиться. Или воробьихи: в урожайный год, когда жить можно богато и сытно, заводят себе одного мужа, а в тяжелые времена — двух или трех кормильцев. В общем, исследователи обнаружили удивительные и забавные вещи, и я прочла об этом множество книг. Автор некоторых из них — Марлен Зук — стала научным консультантом фильма.

культура: «Маммас» выглядит как логическое продолжение «Зеленого порно».

Росселлини: Да, всего я сняла 40 короткометражек на эту тему. Первые серии цикла были о размножении. Это называлось «Зеленое порно» и широко разошлось по интернету, для которого и предназначалось. Но когда мы попытались найти спонсора, никто не хотел ассоциироваться со словом «порно». Тогда решили снять новые серии — о стратегии обольщения, и назвать «Соблазни меня». Но опять не сработало, потому что люди по-прежнему ассоциировали их с «Зеленым порно». Спонсор так и не появился. Когда Sundance прекратил финансировать фильмы для интернета — их выкупил канал Arte. Он и поручил мне снять новую серию. На этот раз я очень аккуратно подбирала название.

культура: Из всех мам — птиц и насекомых, к какой ближе Вы?

Росселлини: Не знаю. У меня двое взрослых детей. Дочка вышла замуж в прошлом году, сын окончил школу. Ему 19 лет, но мы по-прежнему живем под одной крышей. Хотя я часто понятия не имею — дома он или нет, у него есть ключи и право приходить и уходить когда вздумается. Мне сложно идентифицировать себя как определенный тип матери, особенно с тех пор, как дети выросли.

культура: То есть Вы никогда не проводили параллелей с героями своих рассказов?

Росселлини: Примерно такой же вопрос мне задали после того, как вышло «Зеленое порно» — тогда было еще сложнее ответить (смеется). Иногда люди подходили ко мне просветленными и говорили: «Червяк-то, оказывается, гермафродит! А я — бисексуал!» Слушала и думала: «Ну, ладно». Для меня разнообразие животного мира в каком-то смысле является освобождением. Это вовсе не значит, что раз анчоусы устраивают оргии, то и я буду. Мы сами решаем, как жить.

культура: Вы не думали перенести это на сцену?

Росселлини: Вместе с замечательным писателем Жан-Клодом Карьером мы работаем над театральным монологом о животных. Это такой же комичный монолог, как и мои фильмы. Премьера состоится летом во Франции.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть