От Воскресения до Победы

13.04.2018

Александр МАТУСЕВИЧ

Фото: Александра Мудрац/ТАССXVII Московский Пасхальный фестиваль открылся одной из самых светлых опер русского репертуара — «Иолантой» Чайковского. В этом году один из самых представительных российских музыкальных форумов продлится ровно месяц. Традиционно начавшись в Светлое воскресенье, смотр завершится грандиозным концертом на Поклонной горе в День Победы.

Масштабность пасхального марафона поражает, его размах воистину циклопический — и по количеству мероприятий, и по географии. От Севастополя до Владивостока и от Мурманска до Владикавказа состоятся десятки концертов — симфонических, камерных, хоровых, колокольного звона. Иногда создателя фестиваля, худрука Мариинского театра Валерия Гергиева упрекают в гигантомании, в погоне за впечатляющей статистикой, однако думается, что энтузиазма и горения, подлинного служения великому искусству и своей Родине здесь гораздо больше, чем каких-либо других мотивов.

Открытие смотра состоялось в главном филармоническом зале страны — КЗЧ, где в концертном исполнении прозвучала последняя опера Чайковского «Иоланта». Напрямую с пасхальной тематикой она не связана, но тем не менее содержит осанну творцу всего сущего, глубокие философские рассуждения о божественном и земном, вечном и сиюминутном, облеченные в форму прекрасной, светлой сказки со счастливым финалом. Для радостного православного праздника — пожалуй, лучший выбор маэстро Гергиева.

Опера всегда занимала определенное место в программах Пасхального фестиваля, нередко Мариинка привозила в Москву и свои полноценные постановки, радуя как меломанов, так и театралов. Однако отрадно, что на этот раз «Иоланта» прозвучала в строгом филармоническом формате, ибо одиозная продукция Мариуша Трелинского, идущая на главной петербургской сцене с 2009 года, едва ли подходит для высокого пасхального контекста. В текущем сезоне Мариинка уже не первый раз наведывается в столицу с оперными полотнами — до того были «Золото Рейна» Вагнера и «Симон Бокканегра» Верди. С точки зрения звучания оркестра и хора, безупречного и захватывающего, мощной выразительности гергиевской интерпретации партитуры, «Иоланта», пожалуй, двум другим исполнениям не уступала, однако состав солистов оказался не таким неоспоримым, как это было, например, на презентации вагнеровского предвечерья. И прежде всего сомнения касались главной лирической пары.

Первые фразы Ирины Чуриловой в титульной партии буквально заворожили, голос новосибирской сопрано пленил густотой и глубиной, объемностью и красотой тембра. Средний и нижний регистры звучат у нее впечатляюще, особенно в умеренной динамике. Однако нюанс форте и особенно верхний регистр, как оказалось, не являются сильными сторонами ее мастерства — именно здесь не хватает стабильности и культуры. Общее впечатление — некоторая эмоциональная одномерность и техническая недотянутость до идеала, что заставило вспомнить о гергиевской примадонне 1990-х Галине Горчаковой, чья карьера промелькнула, подобно комете, ярко и стремительно.

Первые фразы Миграна Агаджаняна, певшего влюбленного в Иоланту Водемона, напротив, насторожили: казалось, тембр недостаточно красив и слишком характерен для столь романтической партии. В манере присутствовала какая-то карамельная слезливость. Однако по мере развития вокального образа певец завоевывал все больше симпатии — многие фразы, а особенно кульминации, были спеты вдохновенно и даже благородно. Неоспоримая музыкальность Агаджаняна позволила сделать его Водемона естественным и трепетным, но тем не менее сомнения в притязаниях певца на премьерский теноровый репертуар до конца не рассеялись.

Ожидаемо качественно, не без блеска спели оба прославленных мариинских баритона — Алексей Марков (Роберт) и Роман Бурденко (Эбн-Хакиа), убедительно передав характеры своих героев — ловеласа и жуира герцога бургундского и величавого философа мавританского врача. Но наибольший и абсолютно заслуженный успех снискал Станислав Трофимов в партии короля Рене: его могучий и сочный бас радовал как свободой и мощью звучания, так и разнообразием нюансов и проникновенностью и осмысленностью пения. Казалось, что былая басовая слава России вновь блеснула в пасхальное воскресенье. Достойный ансамбль главным персонажам составили исполнители второстепенных партий — Наталья Евстафьева (Марта), Кира Логинова (Бригитта), Екатерина Сергеева (Лаура), Андрей Зорин (Альмерик), Юрий Воробьев (Бертран).

Даже несмотря на какие-то несовершенства, мариинская «Иоланта» оставила впечатление умиротворенности и восторга: Валерию Гергиеву и его подопечным удалось главное — подчеркнуть безмерную красоту этой музыки, добившись яркого театрального исполнения.


Фото на анонсе: Александра Мудрац/ТАСС

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть