Победители не врут

21.11.2013

Фото: Сергей ИвановС 15 по 20 ноября в Волоколамске проходил Х Международный кинофестиваль военно-патриотического фильма имени С.Ф. Бондарчука «Волоколамский рубеж».

В конкурсных программах смотра было представлено 8 игровых и 19 документальных лент. Главный приз основной программы получила «Легенда №17» Николая Лебедева. Лучшая неигровая работа — «Умирать легко, жить — труднее...» Игоря Мордмилловича. Специальными призами были отмечены художественные картины «1210» Арсения Гончукова и «82 храбреца» Ян Ху (Китай). Исполнителем лучшей мужской роли назван Михаил Грубов («Жажда» Дмитрия Тюрина). Кроме того, «Жажда» получила «Приз зрительских симпатий». В женской номинации победила чешская звезда Хана Херцшпрунг («Хаберманн» Юрая Герца). Гость фестиваля Резо Чхеидзе был отмечен призом оргкомитета «За выдающийся вклад в кинематограф». Фестиваль посетили Зинаида Кириенко, Ия Нинидзе, Ирина Муравьева, Наталья Варлей, Никита Михалков, Алексей Петренко, Аристарх Ливанов...

В рамках смотра во Дворце спорта «Лама» прошел круглый стол «Фильмы о войне вчера, сегодня, завтра». Фрагменты самых интересных выступлений мы предлагаем вниманию читателей.

Клим ЛаврентьевЗаместитель председателя Союза кинематографистов РФ Клим ЛАВРЕНТЬЕВ:

— Три слова в названии фестиваля вызывают у большинства наших критиков раздражение: «военно-патриотический фильм». Мы гордимся этим титулом. Последние годы почти на всех телеканалах идет разнузданная антироссийская пропаганда, и неизвестно, чем это закончится. И Победу 1945-го сегодня чернят. В России около пяти тысяч СМИ, но только «Завтра», «Литературная газета» и «Культура» в каждом номере отстаивают страну. Давайте обсудим, что с этим делать.

Киновед Валерий ФОМИН:

— С каждым годом усиливается эпидемия беспамятства, обрушившаяся на нашу страну. Тут и там происходят  надругательства над памятниками и могилами павших. Во Владивостоке потушили Вечный огонь — какой-то городской начальник пожалел газ. Недавно в Брянске на сельскохозяйственной ярмарке нарядили свиней в партизанскую форму и поставили перед входом на выставку как брендовый знак. Это не отдельные вывихи, а сплошная болевая точка. И некоторые кинематографисты не берегут, искажают память о войне. В Ленинграде был наполовину снят игровой фильм про то, как Роман Кармен опоздал к казни Зои Космодемьянской, организовал и снял повторное повешение героини. Видимо, Бог наказал режиссера, не дал завершить «работу». Документальный цикл про войну на НТВ — гнуснейшая постановочная ложь. Два года назад на канале «Культура», самом чистом, свободном от фальши и вранья, я лично поймал за руку автора, снимавшего четырехсерийный документальный фильм ко Дню Победы, о том, что наша боевая кинохроника — инсценировка, постановочное кино. Еле удалось переубедить создателей. А ведь известно, какой ценой оплачены военные съемки — каждый четвертый оператор погиб, каждый второй тяжело ранен. Если у мастеров экрана были грехи перед народом, подвиги искупили их с лихвой. Это вечное кино, золото правды. И сейчас кадры хроники стоят на страже страны, защищая великую Победу народа. Их также надо оберегать, пропагандировать, показывать как можно чаще. Должна быть собрана золотая серия съемок военных лет, потрясающих документальных лент и художественных картин. Самое главное, чтобы они дошли до школы. В Государственном университете управления, где я преподаю, показывал студентам «Разгром немецких войск под Москвой». Ребята падали в обморок. Они ведь никогда не видели, что немцы натворили на русской земле. Нужно создавать единый мощный фронт. Сегодня кроме упомянутых газет, отстаивающих честь страны и народа, все остальное — бесконечное «Эхо Москвы». России необходим мощный федеральный исторический канал. И мы должны его отвоевать.

Фото: Сергей ИвановЗаслуженная учительница РФ, преподаватель Волоколамской гимназии №1 Татьяна БАБУРОВА: 

— Сегодня необходимо укрепить дух нации. Главное — работа с детьми. А начинать надо с преподавателя. Современный педагог — не тот, что учил нас с вами. Он ни в чем не убежден и убедить никого не способен. В Волоколамске есть площадка, где можем собраться. Прекрасно. Но как жаль, что ее нет в масштабах страны. 

Военный историк, генерал-майор Анатолий ХАРЬКОВ:

— «Будущее не придет само, если не примем мер. За жабры его, комсомол! За хвост его, пионер!» — писал Маяковский. Что-то мы засиделись в обороне, кого боимся? Разгромить фашизм сумели, но пугаемся какой-то безграмотной шпаны. Предлагаю создать консультационные пункты, куда придут не наши единомышленники, а противники. Пусть спорят — нам врать не надо. Победители не врут. Они рассказывают, как победили. Проигравшие оправдываются в поражении. Прошу: дайте мне самую плохую школу, самый слабый класс! Недавно был на телевидении, против меня выступал Гарри Каспаров: «Вы, генералы, искажаете правду о войне!» Отвечаю: «Вы чемпион мира, лучший шахматист. Я третьеразрядник. Уважаю ваши успехи. Вы в армии служили?» — «Нет». — «Родине служили?» — «Нет». Как они этих слов боятся! Вы понимаете, кому отдали инициативу? Каким-то шалопаям — они учат нас патриотизму и затем сбегают куда-то. Мы сильнее этих людей. 

Фото: Сергей ИвановДепутат Мосгордумы, актер Евгений ГЕРАСИМОВ: 

— Я один из немногих, кто имеет отношение к «Волоколамскому рубежу». Близ Старой Рузы погиб мой дед, директор московского автомобильного завода. Отправил предприятие в эвакуацию и ушел в ополчение. Часто говорю молодым кинематографистам: «Вы рисуете мир черными красками, а он разноцветный». Отвечают: «По-другому мы не попадем на международные фестивали и «Оскара» не получим, если как-то себя не обгадим». Очень важно ввести единый учебник истории, дабы консолидировать общество во имя наших дедов и прадедов, которые сделали страну великой. 

Фронтовой оператор Борис СОКОЛОВ: 

— Сегодня демонстрируется очень мало исторических материалов, закаляющих патриотический дух. Хочу напомнить, что уже в конце войны были попытки принизить роль советского народа в победе над Германией. 7 мая 1945 года английское и американское командование подписало акт о капитуляции Третьего рейха в Реймсе. Узнав об этом, наше военное руководство категорически настояло на капитуляции в столице Германии. Союзники согласились и назвали свой меморандум предварительным соглашением.

Все, что мы снимали на войне, — правда. Постановочных кадров не было. Случалось, операторы просили войска обстрелять противника, и нам шли навстречу. 

Сорежиссер документального сериала «Неизвестная война» Игорь ГРИГОРЬЕВ: 

— Документальное кино двадцать лет живет в состоянии войны с телевидением, узурпировавшим формат. Отсюда и беды. Режиссеры, которые пять лет учатся на советской классике во ВГИКе, не станут подставлять к голове одного генерала ноги другого, вместо военных пейзажей Курской дуги предлагать виды окрестностей Клина или Твери. Так поступают выпускники телевизионных институтов.  

«Пустяковая погрешность» в мелочах дает возможность говорить о войне, что заблагорассудится, и этим пользуются мифотворцы. Идет раздокументирование истории. С каким выражением лица шел солдат в атаку в 41-м и 44-м — есть разница. Кино сильно деталями. Изображение, возникающее в конкретной ситуации и атмосфере, не переврешь. Наши режиссеры должны работать с материалами фронтовых операторов, с их воспоминаниями — очеловечить, оживить бессмертные кадры. 

Когда с Тенгизом Семеновым работали над «Неизвестной войной», столкнулись с огромным количеством мифов. Некоторые американцы говорили: «США воевали против России на стороне немцев». Или спрашивали: «Ну зачем вам Матросов, это же обычный камикадзе?» Чтобы ответить, почему наши солдаты шли на смерть, приходилось показывать сгоревшие дома, сожженных детей. 

Был эпизод в «Курской дуге» — танк врывался в Орел, и из его радиоустановки среди руин разносилась «Катюша» и «Синий платочек». Американцы фыркали: «Какая глупость. Представьте, американский танк с какой-нибудь музыкой разъезжает. И что?» Мы отвечали: «Для тысяч людей, сидящих в подвалах, эти песни звучали иначе» и рассказывали историю «Синего платочка». 

Задача СМИ и кинематографистов — показать, как возникают мифы. Научить отличать пропаганду от фактов.

Социолог Олег ИВАНОВ: 

— Кино является мощнейшим средством воздействия. Фильмы, идущие на экранах (на 85 процентов — западные ленты), оцениваются с точки зрения кассы. Как товар. А какие ценности транслирует та или иная картина, что за функции выполняет, чем привлекает аудиторию? Эти вопросы остаются без ответа. С точки зрения теории, существуют пять общественно значимых функций кинематографа. Одна из них — коммуникационная. Фильм заставляет говорить о себе. Вторая — познавательная. Третья — воспитательная. Четвертая — эстетическая. Последняя — развлекательная. Большинство картин обсуждаются сегодня именно в ключе последней. Конечно, люди должны отдыхать, это важно. А что еще нужно? И лишь очень небольшое количество отечественных лент ассоциируется со всем спектром воздействия кинематографа.

Фото: Сергей ИвановРежиссер Резо ЧХЕИДЗЕ:

— Сегодня состоялся очень важный разговор. Речь шла не только о кинематографе, а о воспитании чувств, которое происходит в школе и церкви, которые я считаю нераздельными институтами. Там включаются голова и душа, формируются гражданские и индивидуальные качества. Во что мы верим, ради чего готовы пойти на самопожертвование? Религия предлагает ответы и вечную жизнь.  А в этом мире идет борьба между благородством и стяжательством. 

Нам надо больше показывать, что значит гуманизм, самоотдача, красота. Наши предки делали историю и красиво проживали каждый день. И «человек» звучал гордо. Это было при советской власти. Помню, во время Отечественной войны в Грузии основали Академию наук — огромную зарплату получали ученые, независимо от профиля — технического или гуманитарного. Тогда же в Сибири открывались новые театры, создавались хоры, танцевальные коллективы. 

Кино сейчас снимают тяп-ляп, не романтичное, глупое, бесчеловечное. Милиция кого-то ловит и карает — больше заняться нечем? Кинематографистам надо пересмотреть свои позиции. И государству тоже. 

Когда меня назначили руководителем «Грузия-фильм», первым делом рядом с дирекцией построил церковь. И перед тем как уехать на съемки, всей группой ходили в нее. Священник выслушивал каждого и молился за нас. Возвращались — шли к батюшке, докладывали, что и как снимали. Дело не в том, чтобы, встав утром,  перекреститься. Душу воспитать — вот самое главное.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть