Ив Сен-Лоран: «Жаль, что не я придумал джинсы»

01.08.2016

Юрий КОВАЛЕНКО, Париж

Легендарный кутюрье первым возвел моду в ранг искусства, называл себя жрецом красоты и рабом прекрасного пола. «Когда я вижу, сколько женщин носят мои одежды, — говорил он незадолго до кончины, — то понимаю, что жизнь прожита не зря». 1 августа исполняется 80 лет со дня рождения Ива Сен-Лорана. 

Ив родился в алжирском городе Оране в семье страхового агента. С раннего детства страдал от депрессии, которая усугубилась в годы учебы в католическом коллеже и особенно в армии. Жертва дедовщины, он попал в госпиталь, где юношу упрятали в палату с психами. В конце концов Сен-Лорана признали непригодным для военной службы. 

Творческая карьера началась у Кристиана Диора. После неожиданной смерти наставника, Ив занял место главы Дома, но пал жертвой интриги и был уволен...

Вскоре модельер встретил Пьера Берже — блестящего менеджера, тот не только предложил создать «Дом Ива Сен-Лорана», но и нашел для этого средства. Он же решил, что лицом бренда должна стать Катрин Денёв. Сен-Лоран называл актрису «талисманом», «добрым и нежным другом», помогавшим ему справляться с проблемами. 

Слава пришла в одночасье. Империя Сен-Лорана, выстроенная Пьером Берже, зиждилась на высокой моде, прет-а-порте, аксессуарах и духах. «Я создал гардероб современной женщины, которая теперь носит смокинги, брючные костюмы, двубортные жилеты и тренчи, — отмечал модельер. — Жаль только, что не я придумал джинсы». Несмотря на грандиозные заслуги в сфере моды, кутюрье был убежден, что обнаженное тело всегда прекраснее любой одежды. 

Сен-Лоран стал иконой, окруженной непроницаемой стеной золота и молчания, писали биографы. Отшельник замкнулся в себе, не знал, что происходит в мире, жил в роскоши, но ее не замечал. Пересматривал старые фильмы, в особенности любимую ленту Лукино Висконти «Смерть в Венеции». От депрессии пытался избавиться с помощью наркотиков и алкоголя. В конце 70-х пошли слухи о кончине дизайнера от передозировки. Тогда Берже пригласил журналистов, открыл дверь в мастерскую модельера и сказал: «Ив, подними руку и покажи, что ты еще жив». «Я не боюсь смерти, — объяснял мэтр, — наверное, потому что она не слишком нарушит течение моей жизни». 

В 70-е годы Сен-Лоран познакомился с Лилей Брик, приехавшей в Париж в сопровождении Мужика — так звали ее собаку. Иву понравилась кличка, и он стал так называть своих бульдогов: после гибели первого появился Мужик II, а потом Мужик III. Только они умели выводить хозяина из состояния глубокой меланхолии. Верного спутника Сен-Лорана даже увековечил знаменитый авангардист Энди Уорхол. 

Источниками вдохновения для кутюрье обычно служили литература, живопись, музыка и танец. Дягилевским «Русским сезонам» он посвятил коллекцию из 110 платьев. Сен-Лоран не стал театральным художником, но всю жизнь создавал костюмы и декорации для балетов, в том числе для спектаклей Ролана Пети «Собор Парижской Богоматери» и «Гибель розы» (последний поставлен специально для Майи Плисецкой). В кино модельер работал с такими известными мастерами, как Жан-Луи Барро, Луис Бунюэль, Франсуа Трюффо, Ален Рене.

Наряду с традиционными дефиле, Сен-Лоран устроил грандиозный парад высокой моды накануне финала Кубка мира по футболу 1998 года, где встретились сборные Франции и Бразилии. Триста манекенщиц показали на поле лучшие платья мэтра, созданные за 40 лет. Помимо 80 000 человек, собравшихся на стадионе, за спектаклем наблюдали около трех миллиардов телезрителей. 

В начале 90-х дома высокой моды попали в полосу затяжного кризиса. «Мода превратилась в бизнес, которым заправляют американцы», — вздыхал Пьер Берже. «Ив Сен-Лоран» приобрела фармацевтическая компания «Санофи», принадлежавшая нефтяному гиганту «Эльф – Акитен». Несколько лет спустя сенлорановское хозяйство перекупила фирма «Гуччи» миллиардера Франсуа Пино. 

Последняя модель, изготовленная в мастерской кутюрье, имела номер 77751. Это был женский черный пиджак, подаренный Катрин Денёв. «Он создавал такие смелые вещи, на которые способен только робкий человек», — заметила как-то кинозвезда. 

Вместе с Берже Сен-Лоран в течение десятилетий собирал уникальную коллекцию произведений искусства. В марте 2009-го, через несколько месяцев после кончины Ива раритеты распродали на аукционе в парижском выставочном зале «Гран Пале». Среди 733 лотов значились работы Пикассо, Матисса, Дега, Леже, Мондриана. Но это лишь часть наследия. В Фонде Пьера Берже — Ива Сен-Лорана хранятся и другие сокровища: 5000 платьев и 150 000 аксессуаров. Именно они составят основу Музея Ива Сен-Лорана — его планируется открыть в Париже следующим летом. 


Фрагменты из беседы Ива Сен-Лорана с корреспондентом газеты «Культура».

культура: Что значит быть модно одетым?
Сен-Лоран: Хорошо чувствовать себя в собственных вещах. Мода — не униформа, в нее нужно непременно вносить нечто индивидуальное. Она должна не затмевать личность, а, наоборот, подчеркивать своеобразие характера. И, конечно, ни в коем случае нельзя ей слепо следовать, становясь рабом трендов.

культура: «Мода умирает молодой, — полагал Жан Кокто, — и поэтому на ней лежит печать обреченности». 
Сен-Лоран: Он прав лишь отчасти. Особенность моих коллекций как раз заключается в том, что они на все времена... Самая большая модница может и сегодня ходить в нарядах, созданных мной десять лет назад. 

Мода непредсказуема, и в этом ее великая прелесть. Предвидеть ее труднее, чем погоду на завтра. 

Элегантность — это не только то, как женщина одета, а еще и природная грация, вкус, умение носить платье, словно не замечая его. Наконец, я хорошо усвоил совет Коко Шанель: «Ив, никогда не забывайте о том, что внутри платья находится женщина». В одежде легко фантазировать, но я стремлюсь к чистоте и строгости линий. Хочу, чтобы придуманные мною костюмы могла себе позволить и 20-летняя девушка, и 60-летняя дама.

культура: Тогда как Вам представляется идеальный облик женщины?
Сен-Лоран: Очень просто. Черные свитер или кофточка и черная юбка, зеленый муслиновый шарф вокруг шеи, много браслетов на руках, черные туфли и чулки. Такой наряд можно носить постоянно, лишь время от времени меняя аксессуары: браслеты, колье, ленты, черные лакированные пояса со стеклярусом, брошки, заколки. 

культура: Ваш любимый цвет и материал?
Сен-Лоран: Черный, а также красный — цвет огня и крови. Но он труден и опасен для работы, на нем легко обжечься. Что же касается материи, то предпочитаю лен, бархат, сатин, хлопок, кружева, особенно черные, которые придают облику женщины невероятную загадочность...

культура: Однажды Вы сказали, что хотели бы одевать госпожу Бовари...
Сен-Лоран: Не только. Меня в принципе увлекает создание костюмов для литературных героинь — скажем, Наташи Ростовой или Анны Карениной, чей образ сыграл важную роль в моем творчестве. Зачастую чтение того или иного романа дает мне идеи для будущих коллекций. Так было, к примеру, с книгами Марселя Пруста. 

культура: Можно ли считать высокую моду искусством?
Сен-Лоран: Я бы назвал ее все-таки высокохудожественным ремеслом. Если в прошлом мода была доступна лишь самым обеспеченным людям, то теперь стала гораздо демократичнее и интернациональнее, но сохранила свои особенности.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть