Зощенко под хохлому

15.12.2012

Тамара ЦЕРЕТЕЛИ

В Москве прошла ярмарка народных художественных промыслов «Ладья. Зимняя сказка-2012». 62 региона России, 900 предприятий, выставочная площадь в 12 тысяч квадратных метров, не поддающееся точному исчислению количество изделий и толпы посетителей — так вкратце можно описать «Зимнюю сказку».

При желании на двух этажах «Экспоцентра» найти можно было всё — от расписного старинного хомута до вполне современных семейных «эко-трусов» из вологодского льна («Не переживайте, после стирки сядут», — уговаривал продавец девушку, с сомнением разглядывающую исподнее внушительных размеров).

Напротив поделок из Сергиева Посада — дагестанские ковры. Рядом с керамическими чеченскими башнями-крепостями — мезенская роспись Архангельской области. Неподалеку от подмосковного трепало позапрошлого века — узбекские тюбетейки с шахризабской вышивкой. Елецкие кружева гармонировали с эстонским трикотажем, сапоги хантов из оленьей шкуры — с валенками всех мастей...

Мех, кожа, лапти, свистульки, шляпки, сундуки и шкатулки, лоскутные одеяла и огромные вазы из цельного симбирцита — от разнообразия неподготовленные граждане теряли голову — и не только. «Внимание! — объявлял по громкоговорителю суровый мужской голос. — Найдена баночка с медом!» Благо съестных припасов в продаже тоже было хоть отбавляй — от обрядовых архангельских козулей до «профанных» сибирских грибов и алтайских орехов.

«Мне столько лет, что украшения покупать уже неприлично», — кокетничала пожилая дама, примеряя гривну со скифским орнаментом — знаменитым «звериным стилем». «Боже, зачем я сюда пришла!» — причитала увешанная покупками посетительница, разглядывая у очередного прилавка полотенца из костромского льна. Но остановиться на достигнутом — то есть на купленном — кажется, была не в силах.

Продавцы тем временем щеголяли в домотканой одежде. Вот воронежская мастерица с удовольствием рассказывает всем желающим, из чего состоит традиционный женский костюм, доставшийся ей от бабушки: оплечье, гребатки, панева, которую носили только замужние женщины. «Вы замужем?» — спрашивают ее. «Конечно! Как бы иначе я это надела?» — искренне недоумевает мастер.

С хохломой, палехом, жостовскими подносами, оренбургскими платками, шкатулками с федоскинской миниатюрой и прочими «раскрученными» брендами соседствовали изделия не столь известные. Например, обрядовые куклы и обереги. Десятиручка — которую делали на Покров, лучшая помощница хозяйки. Спиридон-солнцеворот — поворачивающий небесное светило, аки колесо, на лето. Кострома, которую топили в реке. Кукушка, что хоронили на Троицу. Крупеничка — теперь уже зашитая наглухо и наполненная не гречихой с первой борозды, как раньше, а простой пшеницей. Куклы, давно утратившие ритуальное назначение и превратившиеся в «этнические сувениры», — наряду с ложками, расписанными под хохлому.

На сцене выступали хоры — профессиональные и любительские, а также фанфаристы, гармонисты (среди последних даже проводили конкурс), дудочники, балалаечники и прочие фолк-музыканты. Свою лепту внесла и газета «Культура» — в конференц-зале прошла встреча редакции с читателями, а «человек-театр» Александр Филиппенко прочел рассказы Зощенко, Шукшина и фрагмент из гоголевского «Театрального разъезда». Народный артист России вручил награды победителям нашего конкурса на лучшее знание народных промыслов, вошел внутрь 12-метрового золотошвейного охранного пояса и увез домой алтайскую керамику с изображением... Новодевичьего монастыря.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть