В поисках божественного света

11.11.2012

Александр ПАНОВ, Нижний Тагил

В Нижнетагильском музее изобразительных искусств открылась выставка «Исконный свет Салафиила. Светоживопись Павла Голубятникова — ученика Кузьмы Петрова-Водкина».

Этот необычный проект в прошлом году стал победителем в номинации «Музейные исследования» VIII грантового конкурса музейных проектов «Меняющийся музей в меняющемся мире». Конкурс проводится Благотворительным фондом Владимира Потанина при поддержке Министерства культуры Российской Федерации.

Путем сложных манипуляций выставка превращает далекого от внешнего радикализма живописца Голубятникова в художника-экспериментатора, автора неповторимых стихов, теоретика светописи, религиозного мыслителя, изобретателя, физика и лирика.

Павел Константинович Голубятников (1891-1942) — один из любимых героев Нижнетагильского музея. Здешние сотрудники получили в дар или купили чуть ли не все сохранившиеся произведения художника, умершего от дистрофии в блокадном Ленинграде. Эти работы во время эвакуации привезла в Нижний Тагил его семья.

Возвращением имени Голубятникова в историю советского искусства музей занимается уже очень давно: первая выставка прошла 35 лет назад, вторая — 15. Именно силами нижнетагильских подвижников были организованы выставки художника в Русском музее и Третьяковке. Но до сих пор, если Голубятникова и вспоминают, то только как ученика и друга Петрова-Водкина, которому он обязан и «наклонной» перспективой, переводящей любой бытовой сюжет в планетарное пространство (взгляд на Землю с горних сфер), и системой «трехцветия» (красный, синий и желтый — главные цвета, на которых строится картина, что роднит ее с византийской фреской), и любовью к древнерусской иконописи.

Сын священника и ученик класса Николая Рериха при Академии художеств, в иконописи Голубятников разбирался «по определению». А потому совершенно неудивительно, что еще в 1917-м ему явился образ Архангела Салафиила, который станет напутствовать художника всю его оставшуюся жизнь. Не мешая, впрочем, Голубятникову во время преподавания в Киеве вступить в члены Ассоциации революционного искусства Украины, оформить Октябрьский парад в Харькове, создать панно «Волейбол» для закрытого санатория в Сочи. Художник на собственном опыте в очередной раз подтвердил, что религиозная мистика и мистика государства нового типа, основанного на секуляризме, вполне могут уживаться. И, кстати, картина «Дети» 1926 года своим происхождением обязана... рублевской «Троице».

Но вернемся к главной теме выставки в Нижнем Тагиле — картине «Архангел Салафиил — молящийся за людей» (1940-1941), последней работе Голубятникова, которая должна была «вернуть земле покой и религию». Салафиил (в переводе с древнееврейского — «молитва к Богу») признан Православной церковью, но в Синодальном варианте Библии не упоминается. Он встречается лишь в третьей книге Ездры, признанной канонической довольно поздно. Архангел Салафиил молит Бога за людей, спасает их от дьявольских искушений, изображается со скрещенными на груди руками и глазами, опущенными долу. На картине Голубятникова он держит в руках Чашу Спасения и растворяется в потоке света и блеска, разноцветных всполохов.

«Он в чаше голубой, надежду нес нам снова, / Он несся на крылах зеленого огня…» — таковы строки стихотворения Голубятникова. В этой картине художник остается верен знаменитой трехцветной гамме Петрова-Водкина, но с неоклассикой своего учителя впервые радикально расходится, выбирая духовидческий экспрессионизм.

Для передачи Божественного света Голубятников изобретает свою «светоживопись», реконструкции которой и посвящен проект Нижнетагильского музея. Художник при помощи физика Дмитрия Форша, сына известной писательницы, своего соседа по даче, решает использовать маленькие призмы, через которые солнечный свет проецируется на любую поверхность, создавая движение чистых цветов, таинственное мерцание и эффект движения крыльев Архангела. От этой уникальной рецептуры остался абзац в дневнике, по которому музейщики пытались воспроизвести арт-механизм и доказать, что Голубятников не ошибся.

В качестве последнего доказательства использованы эксперименты современных художников, посвященные «движению чистого цвета путем преломления луча в призме» (как писал сам автор картины), видеоопыты студентов, вдохновлявшихся записями и стихами Голубятникова, а также образовательная программа по теории оптики для самых маленьких. Бог даст, они вырастут и когда-нибудь разгадают рецепты мастера. И мы обретем «Исконный свет Салафиила».

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть