В однобортном никто не воюет!

17.06.2012

Екатерина БЕЛЯЕВА, Берлин

В Немецком историческом музее на Унтер-ден-Линден в Берлине с громадным успехом проходит выставка «Моделируя фасон. Европейская мода 1700–1915 в деталях».

Экспонаты выставки прибыли из LACMA (Художественного музея Лос-Анджелеса). Представленные здесь платья с кринолинами, турнюры, фраки, жабо и цилиндры не принадлежали ни Наполеону, ни Жозефине, ни Шарлотте Бронте, ни Александру Пушкину, ни Оскару Уайльду. Но эта историческая одежда — причем очень хорошо сохранившаяся — может рассказать о направлениях моды прошлого.

.jpegУстроители подмечают, что женская одежда на протяжении двухсот лет акцентировала разные части тела. Как раз эти акценты и меняли силуэт. В XVIII веке у модниц было две альтернативы: robe a la francaise — платье с фалдами сзади, из-под которого видны обувь и нога по щиколотку, или robe a l’anglaise — узкое достаточно облегающее платье в пол без изысков. Образчики платьев французского стиля можно в изобилии и во всей красе разгула фалды над нескромной частью тела наблюдать на картинах Ватто. В обиходе сегодняшних историков моды даже закрепилось понятие «складка Ватто», обозначающая любое излишество юбки, делающее ее обладательницу объемнее в бедрах.

После Французской революции в моду вошли платья a la grecque — акцент с талии и бедер переместился на шею и грудь. Женская фигура в этих платьях напоминала изящную греческую амфору с удлиненным горлышком. Линия талии стремительно ползет вверх. А в 20-е годы XIX века так же стремительно эта линия опустится вниз, чтобы зафиксировать главную особенность женского модного силуэта на пару десятилетий — схожесть с «песочными часами». Лишь ненадолго в середине 30-х Мария Тальони в облике Сильфиды заставит модниц отказаться от корсета в форме буквы «х», чтобы они могли вдохнуть романтику полной грудью и «полететь» на шелковых крылышках ввысь, хотя бы в мечтах. «Песочные часы» между тем обрастали «бараньими ножками» — пышными рукавами gigot, переключающими внимание смотрящего с талии на руки.

40–50-е годы принесут квакеров, Чарльза Диккенса, Джузеппе Верди и королеву Викторию. Фигуру и лицо женщины в викторианских одеждах вообще не разглядеть под десятком юбок, плащом с капюшоном и чепцами. Полнящие даже самых голодных Джейн Эйр клетка, цветочек и горошек размоют четкую линию силуэта вплоть до 80-х, когда женщины будут соревноваться друг с другом в высоте и изяществе турнюра — специальной подушечки, которую прикрепляли на талии сзади для пышности юбки. В моду войдет даже понятие «платье-кентавр», из-за сходства фигуры с турнюром с мифологическим существом. Впрочем, высокие турнюры, кринолины и жесткие корсеты снесет веселая belle époque, хотя какое-то время они еще продержатся на плаву. Последнее платье, которое представлено на выставке в разделе «мода», было сшито в ателье Поля Пуаре — первого именитого модельера (1879–1944). Но именная мода — вне компетенции берлинской выставки.

Напротив женской одежды расставлены образчики аналогичной мужской, хотя в плане серьезных изменений в линии силуэта мужская мода беднее. Мужским ответом на женские «складки Ватто» были фалды на пиджаках — вспомним голубые и красные платьица Моцарта. Французская революция утвердила в правах фраки — забавные пиджаки с лацканами и длинными хвостами, появившимися за сорок лет до начала отчаянной фрачной моды как часть военной формы.

XIX век навсегда отменил для мужчин короткие штаны. Покрой брюк будет меняться каждые десять лет — от лосин до галифе, но длина их останется величиной постоянной. Движение дендизма переведет стрелки часов моды с прекрасного пола на сильный. Украшения мужского платья исчезают. Украшением становится сам крой костюма, за который отвечали модные и дорогие портные европейских столиц. Лишь галстуки и жилеты джентльмены выбирали на свой вкус и с их помощью отличались друг от друга. Последним на выставке представлен прогулочный костюм начала XX века — черная тройка, бабочка, котелок, белая рубашка с накрахмаленным воротником.

Второй раздел выставки — текстура — посвящен материалам, из которых шилась одежда, третий — форме. И этот раздел самый забавный, потому как обнажает физиологию и анатомию моды. В подробностях рассказано, как делали кринолин, корсет, турнюр, не менее дотошно подобраны всевозможные виды шнуровок и утяжек. Здесь же раскрыты секреты немыслимых конструкций, которые поддерживали высокие прически, модные в эпоху Великой Французской революции. Представлены коробочки с древними бигуди и папильотками.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть