В Лувре насвинячили

15.07.2012

Юрий КОВАЛЕНКО, Париж

Прямо под пирамидой Лувра, при входе в музей, установлено 13-метровое изваяние под названием Suppo — сокращение от suppositoire, суппозиторий. Это творение архивостребованного бельгийца Вима Дельвуа.

47-летний мастер, которого называют наследником сюрреалистов, выставил в главном французском музее свои творения из бронзы, пластика и фарфора, чучела, витражи и прочие поделки. В скором времени экспозицию дополнит гигантская скульптура, которую разместят в примыкающем к Лувру саду Тюильри.

Для самого автора Suppo — не только банальная лекарственная форма, но и «заостренный» фаллический символ. Как бы там ни было, парижские насмешники считают, что «проказник» Вим вставил свечку-суппозиторий Лувру. Похоже, этого хотел сам музей, предоставляя бельгийцу карт-бланш.

Основные работы Вима Дельвуа разместились в помпезных апартаментах Наполеона III и в готических залах отдела предметов искусства. Прежде всего, это свиньи — любимицы Вима, его фирменный знак. Изготовленные из пластика, обтянутые расписанной материей, они лениво стоят в императорском зале — к забаве японских и прочих туристов, которые фотографируются рядом.

Именно свиньям Вим обязан своей карьерой и тем, что сегодня его показывают Лувр, Эрмитаж, парижский Музей Родена... В поисках собственного пути в искусстве он занялся татуировкой свиней почти два десятилетия назад. Вначале разрисовывал шкуры, а потом взялся за живых хрюшек. Чтобы поставить производство на поток, организовал в Китае арт-ферму, где вкалывали его подельники.

Нападки друзей животных во главе с Брижит Бардо он категорически отвергал: «Мои свиньи живут лучше, чем большинство деревенских жителей». Однако под нажимом общественности пришлось отказаться от живых экспонатов. Тогда мастер нанес татуировку на спину швейцарца Тима Штайнера. Тот продал ее, татуировку, за 150 тысяч евро западному коллекционеру. Последнему, правда, придется подождать: он станет обладателем кожи только после смерти экспоната...

Вернемся, однако, в Лувр. Помимо свиней Вим выставил чучела четырех белых кроликов и совокупляющихся оленей, отлитых в бронзе. Среди других его скульптурных экзерсисов — вакханки, сатиры, меркурии, собор, вырезанный из металла лазером. Серию закрученных в кольца распятий разложили на обеденном столе в тех же наполеоновских апартаментах...

Лувр начал привечать авангардистов всех мастей несколько лет назад.

Президент Лувра Анри Луаретт объяснял мне, что тем самым он способствует диалогу между старым и новым искусством к их взаимному обогащению.

В 2008 году Лувр пригласил фламандца Яна Фабра — ваятеля, художника, хореографа, режиссера и т.д. Он получил в свое распоряжение несколько помещений и разместил там могильные плиты с червяками, композиции из человеческих костей, многоцветных жуков, фантастических зверей и прочую живность. Все это в залах Рубенса, Рембрандта, Ван Дейка, Босха.

Вим Дельвуа всегда признавал: «Мы делаем деньги, а не искусство» и «Скандал — это тоже искусство». Его творчество сразу оценили в России, которая теперь широко распахнута для всех новейших течений. Предприимчивого татуировщика начали показывать в одной московской галерее еще в 2000 году, а потом свиней привезли на «Арт-Манеж». Не все отечественные любители актуального искусства сразу поняли, что это ирония и что продвинутый авангардист таким образом разоблачает общество потребления и его адептов.

В 2008-м в Первопрестольной прошла выставка Вима «Новые работы». Спустя год модный эпатажник получил приглашение в Эрмитаж. На Салтыковском подъезде Зимнего дворца он соорудил некий гибрид бульдозера и готического собора. В России он клялся в любви к утопической архитектуре русских авангардистов. Люди осведомленные усматривают истоки его творчества в татуировках зэков.

За бортом нынешней луврской экспозиции остались знаковые произведения бельгийского мэтра. Похоже, бескомпромиссный Вим все-таки пал жертвой французской цензуры. Под сводами музея не нашлось места для знаменитой рентгеновской серии снимков, запечатлевшей оральный секс. Отсутствует и другая придумка — «Клоака». Это изобретенный Вимом аппарат, воспроизводящий из различных продуктов человеческие фекалии, которые «на выходе» аккуратно укладываются в целлофановые пакеты...

В середине сентября экспозицию Вима Дельвуа сменит выставка… Рафаэля. Лувр продолжает курс на диалог.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть