Цветопредставление Глебовой

23.09.2012

Александр ПАНОВ

Галерея «Проун» в Центре современного искусства «Винзавод» открыла выставку «Татьяна Глебова. Цветовой вывод». Это более ста графических работ из частных коллекций легендарного представителя ленинградского авангарда.

Татьяна Николаевна Глебова (1900 – 1985) — фигура для русских художников XX века священная. За долгую жизнь ей удалось связать авангард в лучших его проявлениях с неподцензурным советским искусством. Она была ученицей Павла Филонова и женой-сподвижником Владимира Стерлигова, продолжателем и реформатором теорий Казимира Малевича.

Аналитизм и рациональность учителя Глебова соединила с православным мистицизмом мужа, оставаясь при этом самой собой. Формировала собственные принципы живописи — «многовзорие», «летающие формы», «духовный цвет». Ее живопись и графика — музыка, воплощенная в красках, что объяснимо для дочки оперной певицы и несостоявшейся скрипачки. Если говорить о родословной, то Глебова — праправнучка графа Федора Толстого, вице-президента Императорской академии художеств. А училась она первоначально у профессора этой Академии неоклассициста Александра Савинова. Так что тут в генезисе — не только авангард, но и традиционнейшее искусство.

Куратор галереи «Проун» Марина Лошак выбрала для выставки работы в большинстве своем беспредметные, хоть они и называются, например, «Небо», «Дождь» или даже «Статика кипариса». (Есть, впрочем, очаровательная серия «Собаки» — Глебова, в свое время работавшая для детских журналов «Чиж» и «Еж», могла себе позволить реалистический буквализм.) Картоны и листы должны проиллюстрировать музыкальные озарения художницы, перенесенные на бумагу. «Для меня цвет — зрительная музыка, а музыка — моя любовь», — так заканчивается ее автобиография, текст которой открывает экспозицию. Здесь почти нет работ в духе Владимира Стерлигова, изобретателя концепции «чаше-купольной системы», которая должна была сменить, с опорой на русскую икону и православные храмы, холодный супрематизм Малевича. Не отменяя его, а творчески развивая. Глебова всячески поддерживала искания мужа, но… «Он решил ограничить себя в цвете. Мне это не нужно», — все из той же автобиографии.

Название выставки «Цветовой вывод» — ее единственный прокол. Это выражение не Глебовой, а Павла Филонова. Он, теоретик «аналитического искусства», писал об «аналитическом разложении цвета», «сделанности цветом», «кубатуре и сфере цвета», и «цветовой вывод» в этом контексте — нечто вроде процедуры в химчистке. Тот же Филонов говорил ученице: «Товарищ Глебова, не задавайтесь цветом». А она задавалась, вкладывая в него не только музыкальный, но и мистический смысл.

И тут она наследница не столько Филонова или Стерлигова, а, скорее, Василия Кандинского, автора трактата «О духовном в искусстве», где про символику цвета рассказано много и красочно.

Между тем графика Татьяны Глебовой вовсе не красочна. Это очень лаконичные с виду опусы, которые, однако, погружают тебя внутрь себя. Если это музыка, то такой внутренний напев, а не церковный хор, как у Стерлигова. И не «Пропевень о проросли мировой», как у Филонова (так называлась его книжка). Глебова всегда была наедине с собой, не подчиняясь чтимым учителям.

"Цветовой вывод"

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть