Труба зовет

31.08.2012

Александр ПАНОВ


В московский Государственный центр современного искусства из петербургского Государственного Русского музея переехала выставка «Михаил Шварцман. Мастер. Школа. Ученики». 4 сентября в ГЦСИ пройдет круглый стол с участием «подмастерьев» покойного Михаила Матвеевича и будет представлен изданный ГРМ фундаментальный каталог.

Камерная выставка (четыре «доски» Мастера, а также живопись и графика восьми учеников, не обижающихся на звание «подмастерья») занимает Малый зал здания ГЦСИ на Зоологической улице. Именно сейчас Госцентр современного искусства отмечает двадцатилетие принятия решения о своем создании. Юбилейный отчет о проделанной работе и дальнейших планах пришлось проводить именно в Малом зале, временно поменяв работы Шварцмана и его сподвижников на планшеты с видами зданий многочисленных филиалов ГЦСИ по России и будущего музея имени себя в Москве. Ничего предосудительного в этом нет — и даже сам Шварцман был бы рад, чтобы его сакральная деятельность не смешивалась с чествованием официальной институции.

1972

В конце концов, до сих пор слывущий затворником и анахоретом, Шварцман тоже на поверхности был преуспешным официозным профессионалом — оформлял интерьеры, рисовал плакаты, иллюстрировал книжки. И даже девятнадцать лет был главным художником Специального художественно-конструкторского бюро Министерства легкой промышленности РСФСР: группа молодых дизайнеров под его руководством разрабатывала товарные знаки, упаковки, ценники и ярлыки для тканей, одежды, обуви. Но это была подтаявшая в силу жизненных обстоятельств надводная часть монолитного, укрепленного внутренней силой айсберга. Которому не были страшны никакие ледоколы с парадными ленточками и венками. Все суетно-мимолетное разгонялось заклинанием: «Я — иерат — тот, чрез кого идет вселенский знакопоток. Знаменую молчаливое имя — Знак Духа Господня. Схождением мириад знаков, жертвенной сменой знаковых метаморфоз формирую иературу». Дневниковые манифесты, письма друзьям и недругам, стихи и трепетно зафиксированные учениками устные высказывания можно цитировать до бесконечности — ТАКОГО в своей органичности, пафосности без пустозвонства, миссионерства без самолюбования, предельной требовательности не только к другим, но и к себе — ТАКОГО сейчас не найдешь. Просто такое сейчас не носят.

Необходимо, конечно, пояснить, что авторские термины «иерат», «иература», «иератизм», «иератоника» восходят к древнегреческому слову hieros, одновременно обозначающему связь с Высшим и функцию знака. То есть по-русски это будет что-то вроде «предзнаменования». Или «предначертания», если иметь в виду, что абстрактно-символическая, не поддающаяся описанию живопись зрелого Шварцмана графична по своей природе. Строгая, лаконичная, сохраняющая внутренний строй и порядок, хоть и может показаться алогичной. Но ведь «иератизм» синонимичен «иерархии».

Именно иерархию наглядно практиковал Шварцман, сделав из учеников добровольных подмастерьев. Мастеру в видениях (никакого искусственного «расширения сознания» и в помине не было) являлись свидетельства Духа Святого, они спонтанно фиксировались на бумаге, школяры получали заготовку-«замес» и начинали импровизировать. А потом в этом сыром материале у самого учителя происходило «узнавание» — и рождалась иература, которая могла перерисовываться до бесконечности. Пока не родится Знак, посланный Сверху. Повторяю, не поддающийся толкованию. Описанию, интерпретации. Кликушеству.

Не правда ли, все это звучит абсурдно и «неактуально»? Михаила Шварцмана, вхожего в андерграундные круги, тоже считали хитрецом, прикидывающимся юродивым, причем игравшим в блаженного очень старательно. С придуманной концепцией. На что он отвечал: «Большие концепции не придумываются, они спускаются с неба. По сути, я просто труба».

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть