Своя среди других

12.11.2012

Александр ПАНОВ

В московской галерее «Дом Нащокина» открылась ретроспектива казанского фотографа Ляли Кузнецовой.

Автор, известный во всем мире, лауреат всевозможных профессиональных премий, на родине до сих пор считается маргинальным. Потому что «окраинность» (географическая, этнографическая, эмоциональная, профессиональная) — главная тема Кузнецовой.

Ляля — не творческий псевдоним, так значится в паспорте. Кузнецова родилась в 1946 году в маленьком городке Уральске в Казахстане, в татарской семье. Но еще в детстве увидела цыганский табор и влюбилась в народ-скиталец, не знающий родины, но признающий лишь дорогу впереди. Имя Ляля пришлось кстати, внешность тоже не подвела. Ее сразу приняли за свою — сначала цыгане под Уральском, позволявшие фотографировать таборный быт. Потом цыгане в Одессе, Казани, Узбекистане, Туркмении. Правда, Кузнецова с маленькой дочкой в кибитках никогда не жила, останавливалась в гостиницах и ощущала себя этаким пришлым Алеко в коллективных объятиях Земфиры. Потом ее посчитали своей бухарские евреи. А где-то посередине путешествий сложился фотоэпос кочующего цирка-шапито.

Лялю Кузнецову интересует непостоянство, подвижность, изменчивость, будь то табор или однодневное представление циркачей. Она снимает людей без адреса, без прописки, без ИНН. Других, непривычных людей — с поразительными выражениями лиц, неподражаемо естественной мимикой, той эмоциональной насыщенностью, которую не сыграешь перед камерой. Персонажи Ляли Кузнецовой принадлежат самим себе. Они живут, будучи самодостаточными, в пространстве духа. И дыхание неизведанного и непознаваемого исходит от каждой фотографии Ляли Кузнецовой.

Серо-черно-белые снимки — довольно скромные, безусловно достоверные, без натужных метафор. Если только метафоры не появились благодаря парадоксальной натуре, предъявляющей самость вопреки желанию сценографа с фотоаппаратом на шее.

Хотя документалист Ляля Кузнецова в лучших своих вещах превращается не просто в сценографа, а в «Творца всего сущего», как написал когда-то в предисловии к ее альбому коллега и друг Александр Лапин.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть