Слово как вещь

10.02.2012

Александр ПАНОВ

В Государственном литературном музее открылась выставка «Книжная графика В.А. Фаворского».

Выставка приурочена к 125-летию со дня рождения художника и выходу в издательстве «Контакт-Культура» полного каталога опубликованных и неопубликованных книг, афиш, альбомов, проиллюстрированных Мастером. Так называет Владимира Андреевича Фаворского составитель уникального издания, председатель Московского клуба библиофилов Леонард Чертков.

Иллюстратор Фаворский — это «Маленькие трагедии» Пушкина, сонеты Шекспира, «Слово о полку Игореве», «Наша древняя столица» Натальи Кончаловской. Общее его полиграфическое наследие, как теперь стало известно тщанием Леонарда Черткова, составляет 350 наименований.

В маленькие, хотя и вместительные залы филиала Литмузея в Трубниковском переулке вошло, конечно, далеко не все, но масштаб дарования понятен. Кто бы сомневался? Для любого выпускника Полиграфического института фамилия Фаворский — не пустой для сердца звук, если вспомнить строчку Блока из стихотворения, посвященного Пушкинскому дому. И Пушкин, естественно, оказался одним из главных героев нынешней экспозиции, совпавшей с трагическим юбилеем дуэли.

Здесь есть и романтический Пушкин в Михайловском, и сцена со слепым скрипачом, где отравитель Сальери скривился от звуков скрипки, терзающей злодейскую душу; и трогательнейший недовязанный чулок со спицами и клубком, ставший концовкой к стихотворению «Няне» в знаменитом трехтомнике 1949 года. Это очень разные по интонации вещи, хотя везде угадывается строгий, доходящий до жестокости стиль Фаворского.

У Фаворского-теоретика есть целая концепция о книге как вещи, о ее парадоксальной материальности, которая ощущается на сенсорном уровне. При этом так рассуждает человек, который до революции и в первые послереволюционные годы иллюстрировал Розанова, Флоренского, оформлял журнал «Маковец», созданный художниками немыслимой религиозной страсти. Часто имя Фаворского для художников среднего поколения и принадлежащих к традиционной культуре почти синонимично Фаворскому свету, без которого, согласно старой шутке философа Бориса Гройса, в России невозможно написать приличную картину. А ведь по своей эстетике он так и остался сыном крестьянина, торговавшего медом и маслом.

Кстати, и первый опус Владимира Андреевича — картинка для обертки масла с видом сельского стада, медоносных трав и текстом «Кушай на здоровье маслице коровье».

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть