Слабо выйти на площадь?

15.07.2012

Александр ПАНОВ

Кто сказал, что летом культурная жизнь замирает? Просто творческий порыв выплескивается из залов под открытое небо.

.Стрит-арт — уличное искусство появилось прежде всего как ответ на коммерциализацию авангарда. В западном искусствоведении есть такое понятие — «белый куб», и это, в сущности, страшное ругательство. Имеются в виду стерильные залы музеев и галерей, которые поглощают в себя и «квадраты» Казимира Малевича, и геометрию Пита Мондриана, и брызги красок Джексона Поллока, и, наконец, заспиртованных акул и коров Дэмиена Херста. Современное искусство хочет избежать музеификации. А художник ради освобождения старается быть анонимным или выбирает себе дерзкий псевдоним. И рисует не на холсте, а на стене, заборе, кафеле метро. Хотя это псевдо-опрощенчество и выдает желание быть увиденным всеми — в метро ездят люди, которые редко ходят по музеям и галереям.

Стрит-арт родился и существует прежде всего за счет граффитистов. История граффити обильна — от надписей в храме Софии Киевской (вроде «съел Кузьма порося») до любовных речей Ретифа де ла Бретонна, который в 1783 году исчеркал парапеты набережной Сены.

Сознательно граффити стало главным жанром в 1968-м у бунтарей Сорбонны. Настоящий расцвет пережило в Нью-Йорке 70-х, где появляются свои термины: «тег» (придуманная подпись), «сверху-донизу» (оскверненный вагон метро), «бомбинг» (незаконная роспись). Киту Херингу и Жан-Мишелю Баския покровительствует сам Уорхол. Они, уже покойные, сегодня безумно ценятся на арт-рынке.

Живой легендой является никем не виденный лондонский граффитист Бэнкси, который, однако, снимает фильмы и готов был выкупить из-под суда наших провокаторов из группы «Война», так что этот фантом, очевидно, не бедствует.

В одном из манифестов наших «альтернативщиков», авторов энциклопедии «Альтернативная культура» неожиданно самокритично сказано: «В сущности, граффити — вечный бастард поп-культуры, ее темная изнанка, причудливо вывернутая наружу». Так оно и есть. Пляшущие человечки Херинга оккупировали фаянсовые кружки и засидели, как мухи, дешевые майки у нью-йоркских туристов.

Но в России стрит-арт донельзя актуален. Именно граффити может исполнять терапевтическую функцию. Месяц назад мне случилось оказаться в городе Выкса на Оке, где проходил фестиваль «Арт-Овраг». Частью его были граффити на стенах зданий по всему городу, богатому благодаря металлургическому комбинату, но ординарно скучному. А тут и портрет Маяковского на стене обычной восьмиэтажки, и какие-то сюрреалистические фантазии на будке подстанции, и стильные кошки на задах гастронома. Граффитистов пригласили специально, чтобы изменить облик (или «имидж», как теперь принято говорить) города. Жители были в восторге. В России у стрит-арта большое будущее.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть