По поводу обещанного супа

14.10.2012

Ольга АРТЕМЬЕВА, Нью-Йорк

В Метрополитен-музее проходит выставка работ Энди Уорхола, а также художников, на чье творчество «король поп-арта» оказал неоспоримое влияние.

Экспозиция озаглавлена «Regar­ding Warhol: Sixty Artists, Fifty Years» (буквально — «Касательно Уорхола: шестьдесят художников, пятьдесят лет») и включает в себя сорок пять работ мастера плюс более ста произведений прочих художников, фотографов и скульпторов.

Систематизировать Уорхола — занятие неблагодарное, но кураторы рискнули, поделив экспозицию на пять смыслообразующих разделов. Первый посвящен работам Уорхола, что были инспирированы культом общества потребления — темой, которая занимала его, пожалуй, более всех остальных. Тут фигурируют знаменитые бутылки из-под Coca-Cola и банка консервированного супа Campbell’s, плюс работы Ай Вэйвэя, Джеффа Кунcа и Дэмиена Херста. Следующий раздел посвящен портретным работам Уорхола — множественным Мэрилин, Джеки и Мао; аккомпанируют здесь Синди Шерман и Элизабет Пейтон.

Эксперименты маэстро на тему сексуальной ориентации и трансформации традиционных гендерных отношений сопровождаются работами Ричарда Аведона, Кристофера Мaкоса и Дэвида Хокни. Далее по курсу — абстракции, усиленные присутствием Кристофера Вула и Аллана Макколлума. И под занавес — наименее исследованный и растиражированный уголок творчества Уорхола — коллаборации в кинематографе, музыке и дизайне, которые соседствуют с работами вездесущего Джеффа Кунcа и Такаси Мураками.

Кураторы Марк Розенталь и Марла Прэзер не без гордости характеризуют выставку как первую в музейной истории попытку

 систематизировать влияние, которое Энди Уорхол оказал и продолжает оказывать на мир искусства. «Критики любят говорить и писать об этом, — объясняют организаторы, — но не было еще ни одной выставки, в рамках которой был бы продемонстрирован весь масштаб воздействия Уорхола».

Критики не замедлили выступить с ответной реакцией: выставка, задуманная как безусловный хит, получила яростно-отрицательные рецензии в американской прессе. «New York Magazine» настаивает: чтобы оценить влияние Уорхола, недостаточно собрать веселую компанию из «обычных подозреваемых», тем самым обвиняя организаторов в предсказуемости выбора художников. «The Daily Beast» пригвоздил экспозицию за то, что там «слишком много всего». За этим теряется то, ради чего вроде бы все собрались, — слабо поддающийся интерпретации гений Уорхола, который критик творчески именует «уорхолизмом».

Критики правы — попытка выставить Уорхола монументальным классиком, из величия которого, как из «Шинели» Гоголя, вышли все остальные, вступает в противоречие с фигурой и творчеством самого «отца» поп-арта.

«Уорхолизм» основывался на отрицании. Причем практически всего: традиции, признанных и самопровозглашенных кумиров, привычных объектов для изображения в искусстве, но более всего — устоявшихся отношений формы и содержания. Уорхол эти отношения в некотором роде отменил — предмет не равен собственной форме, но открыт для любых интерпретаций. Уорхолу принято ставить в заслугу, что он переключил вектор американской культуры на живое пространство, в котором эта культура существует. На деле Уорхол сделал даже больше, фактически дав искусству индульгенцию на осмысление чего угодно — хоть фантика от жвачки.

В этом смысле маэстро заочно оправдал кураторов по обвинениям в ошибочной классификации. «Правильной» просто не существует — есть лишь точка зрения. И какими бы именами ни наполнили экспозицию, все имеет право на существование. Плюс — изящно маскируется еще одна деликатная особенность творческого метода Уорхола: о банке с консервированным супом можно долго рассуждать, но наблюдать ее в качестве музейного экспоната более пятнадцати секунд, как правило, не получается.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть