Молния для чекистов

01.12.2012

Александр ПАНОВ

В галерее «Проун» на территории Центра современного искусства «Винзавод» проходит выставка «Дени. Плакаты и графика 1920-1940-х годов». Произведения одного из основоположников советского агитпропа взяты из частных коллекций.

Выставка лучшего советского плакатиста — Дени — Виктора Николаевича Денисова (1893-1946) в Центре современного искусства и в элитарной галерее, специализирующейся на русском авангарде, — этот факт сначала озадачивает.

Дени, Кукрыниксы, Борис Ефимов, Дмитрий Моор — имена, исключенные из канонической обоймы либеральным искусствоведением. Советский плакат сегодня воспринимается либо как курьез, либо как идеологический враг, хоть он и частый, к тому же дорогой, гость на антикварных аукционах. Признаться в искренней любви к нашему официальному агитпропу, искусству более чем современному в буквальном понимании слова, реально существовавшему «здесь и сейчас», не стесняясь своей недолговечности, решаются немногие. Хотя на вернисаж в «Проун» пришли многие «продвинутые» художники, поглядывая друг на друга с извиняющимися улыбками. Как-то забывается, что тот же почитаемый авангард честно служил революции, а Александр Родченко и Эль Лисицкий тоже работали в жанре политического плаката, только по-своему его представляя. Работали столь же искренне, как выходец из дворянской семьи, художник с хорошим классическим образованием, популярный карикатурист дореволюционных столичных журналов Денисов-Дени.

В 1918 году он, «очень молодой и очень больной», пришел к Луначарскому и сказал: «Мне надоело кропать своими карандашами то, что приемлемо для старого мира. Хочу посвятить свои силы революции». Его к тому никто не принуждал. Тот же Луначарский в предисловии к альбому Дени, вышедшему в 1930 году, станет рассуждать не только о носителе «острого политического ума, безошибочно понимающего ситуации и отношения между нами, друзьями и врагами нашими», но и о превосходном рисовальщике, «поэте, литераторе карандаша».

Нечто подобное пытается предпринять и «Проун», в сопроводительном тексте к выставке акцентируя не социальную ангажированность плакатиста, а особенности авторского стиля. «Четкий контурный рисунок с заливкой пятнами локального цвета» — это просто цитата из пособия для студента Полиграфа. Боюсь лишь, что нынешние выпускники Университета печати, как теперь зовется уважаемый советский институт, про Дени уже не помнят. И его сухой и элегантный штрих повторить не смогут. Штрих, похожий на росчерк молнии в грозовом небе политических сражений.

Между прочим, молния — любимый образ Дени. Вот она взлетает из надписи «ВЧК-ОГПУ», поражая врагов революции. А здесь возникает из росчерка «Сталинград», вонзаясь в пузо оккупанта. И объяснение к навязчивости мотива тоже есть. На стене галереи — цитата из записных книжек Дени: «Плакат есть стрела — молния к сознанию зрителя».

Графику Дени должен увидеть любой начинающий художник. В еще одной статье — предисловии к более раннему альбому 1923 года — Луначарский, борясь с футуристической заразой, писал: «Дени — реалист. Никаких в нем нет стилизаторских ломок вещей, никаких формальных подходов». Нарком был не прав. Сегодня Дени интересен именно формой.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть