Хорошая безыдейность

15.09.2012

Александр ПАНОВ

В Государственном центральном музее современной истории России открылась выставка «Романтический монтаж. Произведения художников 1920-1930-х годов из собрания Музея-заповедника «Абрамцево».

.jpegЭто вторая часть проекта подмосковного музея, демонстрирующего работы из запасников на столичных площадках. Первую — «Бубновый валет» — принимает у себя галерея «Дом Нащокина».

Экспозиция реалистической живописи, графики и скульптуры не имеет никакого отношения, как можно подумать по названию, к фильмам Эйзенштейна или коллажам Клуциса. Имеется в виду книга классика советского искусствознания Александра Каменского, посвященная творчеству героев нынешней выставки. И сам ее жанр — соединение в одном пространстве произведений участников пяти разных художественных объединений, от радикального АХРРа до тишайшей группы «Тринадцать», которые жили, гостили и работали в Абрамцево. А некоторые даже учредили «Ново-абрамцевский творческий коллектив художников» — в память о мамонтовских временах.

Еще кураторы проекта почувствовали общий «романтический» дух эпохи, времени социалистического строительства мирной жизни, сменившего бурю и натиск периода революции и Гражданской войны. Выставка получилась, в самом деле, очень мирная и оптимистическая по настроению. Принимающий ее музей-хозяин поделился двумя знаковыми картинами из своей коллекции, сразу задающими тон всей экспозиции и ее цементирующими. Это «Пионерлагерь в Крыму» Ильи Машкова и «Сбор персиков в колхозе Армении» Мартироса Сарьяна: названия говорят сами за себя. А смысловой центр всей выставки — неожиданный гигантский натуралистический бытовой натюрморт обычно лиричного Павла Кузнецова «ТЭЖЭ» — реклама продукции парфюмерного Треста эфира жировых эссенций.

.jpegНатюрморт — здесь главный жанр, с которым конкурирует по частотности только пейзаж, главным образом, абрамцевский, что понятно. Бывшие авангардисты Петр Кончаловский, Илья Машков, Надежда Удальцова, Давид Штеренберг, Роберт Фальк в едином порыве принялись за «Малинку», «Красные яблоки», «Кружевную салфетку», «Ирисы» и «Мимозу». И надо сказать, никакой «коллажности» не ощущается — есть единое идиллическое настроение. И романтического пафоса тоже нет. Ну, только в спортивных скульптурах Бориса Королева, певца поездов и кораблей Александра Лабаса и на удивление редких индустриальных пейзажах. Даже радикальные реалисты из Ассоциации художников революционной России сменили кавалеристов, красноармейцев и комиссаров на «Портрет матери» (Борис Иогансон) и «Портрет крестьянина деревни Мутовок П. Г. Кузминова» (Павел Радимов).

В общем, выставка получилась по-хорошему безыдейная, только странно ее видеть в бывшем Музее революции. Оказывается, в конце 20-х можно было свободно работать, не исполняя партийный заказ.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть