Чисто английская коллекция

26.10.2012

Елена ЛИТОВЧЕНКО

В Кремле сразу на двух площадках — в Одностолпной палате Патриаршего дворца и в Выставочном зале Успенской звонницы — открылась выставка «Золотой век» английского двора: от Генриха VIII до Карла I».

Ее персонажи — знаменитые исторические деятели, о которых написаны романы и пьесы, сложены легенды, сняты фильмы. Вряд ли найдется человек, который ничего не слышал о Генрихе VIII, «королеве-девственнице» Елизавете I, знаменитом пирате Фрэнсисе Дрейке, Карле I, окончившем жизнь на эшафоте… Хронологические рамки — от начала XVI до середины XVII века — эпоха Тюдоров и первых Стюартов, когда английский двор превратился в один из главных культурных центров Европы.

«Золотой век» английского двора был трагически оборван революцией и казнью Карла I Стюарта, но остался в истории блистательным периодом, сыгравшим важнейшую роль в становлении английской государственности, культуры и национального самосознания. Кремлевская выставка знакомит нас с интереснейшей исторической эпохой, когда образованность и покровительство искусствам становятся первостепенной добродетелью государей, а само искусство — частью государственной пропаганды, формирующей образ власти. Именно с этой темы начался наш разговор с куратором проекта, заместителем Генерального директора Музеев Кремля Ольгой ДМИТРИЕВОЙ.

Дмитриева: Тюдоры — просвещенная династия. Бабушка Генриха VIII — поэтесса, покровительница первопечатников. Сам Генрих VIII — ученейший человек, поэт и музыкант, первый коллекционер портретной миниатюры в Англии. Первым осознает пропагандистские возможности портретного жанра и начинает целенаправленно рассылать свои портреты в университеты, суды и прочие присутственные места. Здесь важна и личность художника, формирующего образ власти. Им оказывается Ганс Гольбейн-младший, великий немецкий художник, портретист, который приезжает сначала по приглашению круга английских гуманистов. Король видит его работы в доме Томаса Мора и, будучи совершенно очарованным, приглашает Гольбейна стать придворным художником. И Гольбейн не просто делает настенную роспись для дворца — он создает знаменитый портрет Генриха VIII — очень выразительный, психологически тонкий, представляющий короля великолепным ренессансным правителем.

культура: Выражаясь современным языком, немецкий художник был имиджмейкером?

Дмитриева: Функция Гольбейна была именно такова. Я бы назвала это началом сознательных усилий власти по формированию собственного имиджа. По сути, мы имеем дело с правителями нового времени, когда печатный пресс фактически становится первым масс-медиа и орудием власти. Портреты государя, одобренные им и продаваемые по два пенса за штуку, чтобы ими украшались таверны, пабы и стены в домах простых горожан, — это уже начало воздействия на подданных.

культура: Можно сказать, что англичане были в этом пионерами?

Дмитриева: Нет, но в правление Елизаветы визуальная пропаганда достигла расцвета: после смерти монархини осталось неимоверное количество ее портретов. И она контролировала свой публичный образ и запрещала делать гравюры с тех изображений, которые ей не нравились, — их уничтожали. На выставке представлен великолепный портрет королевы в полный рост в алом платье. Алый, кармазинный — это цвет кесарей, цвет царской власти. Здесь присутствуют всевозможные аллегорические атрибуты, требующие толкования. Вообще, портреты этого времени — своеобразная карта, которую надо изучать и трактовать детали. В них много загадочного. Постараемся раскрыть эти смыслы для посетителей.

культура: А если отойти от образов венценосных особ?

Дмитриева: Мы представляем два роскошных парадных портрета ведущих придворных английского двора, фаворитов Елизаветы — графа Лестера и графа Эссекса; замечательный портрет Фрэнсиса Дрейка — знаменитого мореплавателя, настоящего морского волка. Он изображен с драгоценностью, которая выставлена здесь же, рядом. Это знаменитая «драгоценность Дрейка» — камея, которая украшает крышку подвески медальона. Внутри медальона — миниатюрный портрет Елизаветы и изображение феникса. Феникс — аллегорический символ воскресшего Христа, возрождения веры. Этот шедевр ювелирного искусства обладает у себя на родине статусом «исторической драгоценности». В Англии их насчитывается 5-6, и две можно увидеть на нашей выставке.

культура: Что такое «историческая драгоценность»?

Дмитриева: Так называют вещи очень высокого художественного уровня, обладающие национальной исторической значимостью. Их стараются как можно реже тревожить. И если они отправляются куда-либо, предпринимаются все меры, чтобы максимально обезопасить эти вещи от потенциальных угроз. Мы получили драгоценности в результате трудных переговоров, хранители не очень любят, когда экспонаты такого рода покидают страну.

Вторая «историческая драгоценность» — «Барбора» — маленькая изящная камея в ювелирной оправе, названная по имени семейства владельцев и считающаяся шедевром ювелирного искусства. Привезенное — максимум того, на что мы могли надеяться.

культура: Одна из причин — чрезвычайно малая численность этих драгоценностей?

Дмитриева: Революция середины XVII века привела к тому, что в грандиозном катаклизме двор пострадал в первую очередь. Высочайшая культура была сметена вместе с монархией. Многие сокровища были уничтожены: драгоценности разъяты, камни извлечены, дорогие оправы переплавлены. Это делали и роялисты, и их противники. Роялистам надо было оплачивать армию, Кромвелю тоже — он устроил грандиознейшую распродажу сокровищ монархии.

культура: Какова тема второй части выставки, в Одностолпной палате?

Дмитриева: Здесь мы говорим о формах культурной жизни при дворе: рыцарских турнирах, спектаклях-масках. Посетители увидят полный доспех Генриха VIII из личной коллекции Елизаветы II. Есть доспех сэра Генри Ли, который был личным рыцарем королевы и каждый год в день ее восшествия на престол организовывал турнир в ее честь. Состязание было формой прославления государыни. С годами на смену турнирам приходят придворные театральные постановки пьес-масок. Покровительство театру началось с Генриха VIII. Труппа Шекспира играла при дворе 10-12 раз ежегодно. В эпоху Якова она получила звание «слуги короля», то есть стала придворной.

культура: Как был получен доспех из Королевской коллекции?

Дмитриева: Мы направили письмо лично Ее величеству Елизавете II и ждали ее ответа около четырех месяцев: ответ был позитивный.

культура: Мимо чего посетители не смогут пройти?

Дмитриева: Они, несомненно, обратят внимание на знаменитый Брэдфордский ковер — огромное вышитое полотно со сценами «Золотого века», представляющими Англию, как счастливую Аркадию. Кромвель разрушит этот образ мирной страны, где все благоденствуют.

Хочу отметить многоуровневость выставки. Кто-то увидит в экспозиции просто красивые украшения, а кто-то — философские воззрения того времени.

культура: Долго мы можем лицезреть отблески «Золотого века»?

Дмитриева: В начале 2013 года выставка вернется в Лондон, дополненная произведениями английских златокузнецов, хранящимися в собрании посольских даров Оружейной Палаты. Наши английские партнеры сделают акцент на взаимодействии русских и английских дворов. Проект будет носить название «Тюдоры, Стюарты и Романовы: сокровища монарших дворов».


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть