Человек рисующий

21.10.2012

Александр ПАНОВ

В Государственном музее изобразительных искусств имени Пушкина открылась выставка «Резо Габриадзе. Живопись, графика, скульптура», продолжающая цикл проектов под условным названием «Второе призвание», то есть плоды художественного досуга режиссеров, писателей, музыкантов, актеров.

Случай сценариста, режиссера и кукольника Реваза Габриадзе — особый. У него профессиональное художественное образование. «Я — человек рисующий, который может написать сценарий», — говорит он о себе.

Автор сценариев культовых данелиевских «Не горюй!», «Мимино», «Кин-дза-дза» и еще трех десятков фильмов, создатель собственного Театра марионеток в Тбилиси, выпускник факультета журналистики, народный артист Грузинской ССР, Габриадзе свое первое образование получил в студиях трех художников — скульптора Валико Мизандари, живописца Дмитрия Такаишвили и сценографа Тенгиза Мирзашвили. Уже в 16 лет он участвовал в групповой выставке в родном Кутаиси со скульптурным портретом Гоголя — гоголевский «смех сквозь слезы» станет главной интонацией и его сценариев, и спектаклей, и, как теперь понятно, картин и графики.

Впрочем, понятно это стало относительно давно — за последние десять лет у Резо прошли шесть персональных выставок, так что нынешняя ретроспектива в ГМИИ — почетная, но не сенсационная. Просто она очень хорошо сделана — и по структуре, и по дизайну. Полуподвальный 31-й зал музея, камерное, но вполне почетное место, будто бы раздался в объеме, превратившись в сцену театра, где разыгрывается фантасмагорическое представление в нескольких актах (экспозиция разбита на тематические циклы), а в зале сидят VIP-гости — от Пушкина до Мориса Бежара (серия «Портреты»). Театральность усиливают куклы-марионетки — герои и героини уже легендарных «Осени моей весны» и «Сталинградской битвы». В качестве роскошного задника — панно из керамических миниатюр с лаконичными сюжетами, вроде тех, которыми оформлена знаменитая многометровая башня, которую Габриадзе возвел перед своим театром.

Определить стиль именно живописи и графики Резо довольно трудно. Я бы назвал его «наивным экспрессионизмом», где сознательно культивируемое дилетантство сочетается с самоуглубленным интеллектуализмом, а пристальное внимание к бытовым деталям повседневности — с порхающим полетом эмоциональной кисти, порой чуть-чуть не долетающей до чистой абстракции. Уличные сценки, подсмотренные у служебного входа в театр или на тбилисской улице Тельмана, вдруг приобретают свойства многозначительных аллегорий в духе старых мастеров. А серия «Галактион», посвященная поэту-символисту Галактиону Табидзе, где есть место и трагизму, и юмору, — настоящий религиозный апокриф, выдуманное житие, которому безоговорочно веришь. Как веришь, что Пушкин в 1889 году посетил Всемирную выставку в Париже и любовался Эйфелевой башней — ведь смерть не властна над гениями. И над народными героями — бронзовый анонимный алкоголик Чижик-Пыжик, самая знаменитая скульптура Габриадзе, по-прежнему пьет воду (теперь только воду!) на Фонтанке в Петербурге, а его двойник временно перебрался в Москву.

Габриадзе не был бы Габриадзе, если бы не устроил маленький перформанс на вернисаже силами актеров своего театра. Кукольные Рихтер и Антонова открывали выставку — пианист играл, а директор музея танцевала. И в этом не было ерничества. Скорее, чувствовалась щемящая трогательность. Ирина Александровна нисколько не обиделась. Наоборот, еще раз призналась, что счастлива принять в ГМИИ «многогранно одаренного Мастера».

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть