Бетон на сковородке

18.11.2012

Александр ПАНОВ

В рамках Года Германии в России в Государственном центре современного искусства открылась выставка «Реальность живописи: картина в искусстве Германии. 1950-2010». Проект, инициированный Немецким культурным центром имени Гёте в Москве при поддержке Министерства культуры Российской Федерации, представляет 36 работ из собрания Художественного музея Бонна.

Я видел более качественные вещи художников по сравнению с теми, которые привезли в Москву, да и боннский музей по своей внешней и внутренней структуре, основанной на столкновении диагоналей и квадратов, не может сравниться (в сторону превосходства) с 500 квадратными метрами выставочного зала ГЦСИ на Зоологической улице. Для общей информации: в боннском музее не десятки, а почти 7500 единиц хранения в собрании (и все — XX век с заходом в новое тысячелетие), так что сделать подборку для московских гастролей было трудным делом.

Экспозиция может вызвать ужас у неподготовленного зрителя, который пойдет смотреть на историю немецкой живописи. А столкнется со сковородками, на которых стоят бетонные цилиндры, — с объектами Томаса Рейнтмейстера. Он материализовал архитектурные проекты русских авангардистов и довел их утопические эскизы до фактического абсурда «здесь и сейчас». Или же зритель соприкоснется с творчеством самого дорогого фотографа современности Андреаса Гурски, чей «Бундестаг» из репортажного снимка превращается в адскую смесь фотообоев и метафоры закулисья политических решений. По замыслу кураторов, это тоже картины, только в новом формате.

Отсюда и «сковородки», и Гурски, и гениальный в своей простоте и ироничности текстильный коллаж Блинки Палермо (псевдоним, взятый из гангстерских фильмов любимым учеником великого мистика Йозефа Бойса, легендой немецкого искусства Петером Шварце). Изображение в эпоху плюрализма технологий продолжает живописную традицию, вторя ей, но переиначивая на свой лад. Как Георг Базелиц, еще один культовый герой нынешней выставки, свои роскошные картины, выполненные в экспрессионистском духе, показывал, переворачивая «вверх головой», превращая пейзаж (в ГЦСИ — «Песчаная дамба») во всамделишную абстракцию.

Еще до Базелица экспозиционный переворот — опять же в буквальном смысле — устроил Эрнст Вильхельм Най. Свои картины, похожие на декоративные коллажи позднего Матисса или на абстрактные «кляксы» Робера Делоне, Най повесил на кассельской выставке «Документа» прямо на потолке. Одну из этих эскапад можно увидеть в Москве. А также — работы Зигмара Польке, Герхарда Рихтера, Отто Пине и других живописцев, ставших классиками и доказавших, что образность — вечная ценность. Надо только уметь видеть и думать. Одновременно.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть