Оставаться в рамках

12.09.2014

Ксения ВОРОТЫНЦЕВА

Государственная Третьяковская галерея подготовила тематический проект «Драгоценная оправа. Картина и рама. Диалоги». 

Экспозиция — не просто подборка полотен в роскошном обрамлении (нередко изготовленном по просьбе художника). Скорее, это визуальное исследование проблемы, волновавшей философов XX века. Современный зритель редко обращает внимание на раму — в лучшем случае она воспринимается как помеха. Иногда помогает настроиться на переход из реальности в воображаемые миры. Между тем семиотики видели в ней маркер условности, сигнализирующий: сейчас все будет не всерьез. А проблеме континуальности действительности и дискретности человеческого восприятия посвятили не один десяток книг.

В экспозиции — картины (и рамы) разных веков. Парадные — для высокопоставленных лиц, украшенные роскошным навершием — короной или фамильным гербом (Георг Кристоф Гроот, «Портрет графини В.А. Шереметевой», 1746). Барочные резные рамы с декором в виде нарциссов и тюльпанов (Сергей Зарянко, «Портрет поручика А.Д. Пономарева», 1855). Мастичные — более легкие в изготовлении (Тимофей Нефф, «Мечтание», 1840-е). И куда менее вычурные рамы эпохи модерна, обозначившие новый вектор: стремление к простоте.

Надо ли говорить, что красивое оформление — будь то резной золоченый декор (Илья Репин, «Прием волостных старшин императором Александром III во дворе Петровского дворца в Москве», 1886) или изящный гипсовый орнамент (Константин Коровин, «Парижское кафе», вторая половина 1890-х) — придает знакомым полотнам новое измерение. Поневоле жалеешь, что искусство диалога картины и рамы современными художниками почти забыто.


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть