Кондратий и небо

30.03.2013

Елена МАЧУЛЬСКАЯ, Омск

В омском музее Кондратия Белова обновилась экспозиция — из запасников извлекли давно не выставлявшиеся пейзажи.

Кондратий Белов — мастер редкого для русской живописи эпического пейзажа. Природа для него не сводилась к красивым ландшафтам, она — особый живой мир, часть чего-то большего. Как в классической китайской живописи, здесь нет разделения на основной мотив и фон, четко выраженного композиционного центра. Все изображенное одинаково важно.

Многие посетители называют эти пейзажи серыми — ведь писал Белов в основном Омск, а погода здесь большую часть года действительно пасмурная. Он всегда начинал писать картины с неба. Не случайно среди сибирских художников выражение «кондратовское небо» давно перешло в разряд живописных терминов.

Время от времени экспозиция в музее отправляется в запасники. Но две работы — каждая в полстены — не снимают никогда. С «Лесосплава на Иртыше» в 1948 году начался Кондратий Белов — живописец. Картина попала на всесоюзную выставку и вошла в список номинантов на Сталинскую премию. Но художнику припомнили службу в Белой армии, и награду он так и не получил. «Село моей юности» — картина последняя, с непрописанным передним планом — Белов так и не успел ее завершить. На ней запечатлено родное село Пача. Туда он ездил каждый год.

Кондратий Белов был ровесником ХХ века. Родился будущий художник на Урале, вырос в Сибири, на берегу реки Томи. Рисовать начал с семи лет. Но вместо художественной школы Кондрата отдали работником к местному священнику. Потом удачно нашлась невеста — «в двери не войдет, зато племянница местной купчихи». Правда, 17-летний парень сбежал от выгодной женитьбы. Завербовался на строительство Мурманской железной дороги. Продолжались университеты Белова уже в Сибири. Колчаковская мобилизация. Омск, 43-й строевой полк. Потом Красная Армия, Иркутск, снова казармы. Сделанный химическим карандашом рисунок обнаженной женщины на стене казармы неожиданно привел молодого автора вместо «губы» в художественную студию полка. Единственный из ее выпускников, Белов был откомандирован в годичную художественную студию при политуправлении 5-й Армии. Винтовки и кисти там соседствовали.

Белов — не только удивительный пейзажист, но и прекрасный иллюстратор. Жемчужина обновленной экспозиции музея — 17 иллюстраций к повести Горького «Дело Артамоновых», достойных стоять в одном ряду с лучшими образцами книжной графики. У Кондратия Петровича была безотказная память — качество, первейшее для художника-иллюстратора.

О доме, в котором находится музей, стоит сказать отдельно. Кружевной теремок с причудливой башенкой-бельведером на бывшей Плотниковской улице — все, что осталось от роскошной усадьбы известного предпринимателя Филиппа Штумпфа. Тот строил дом на родной томский манер — со славянскими символами стихий на фасаде и богатой лепниной на потолках. Сочетая вроде бы несочетаемое — классицизм и элементы древнерусской архитектуры: открытая терраса над первым этажом напоминает галереи-гульбища домов допетровской Руси. Музей народного художника России Кондратия Белова открылся в Омске в марте 1991 года, уже после кончины художника. Но дом для него Кондратий Петрович успел выбрать сам — спасая ветхое здание от неминуемого сноса. Он вообще многое успел сделать за свою долгую жизнь.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть