Свежий номер

Веселится и ликует весь народ

31.10.2019

Дарья ЕФРЕМОВА

Фото: Софья Сандурская/mskagency.ruВ Государственном историческом музее — проект «Час потехи», рассказывающий о праздниках, массовых гуляньях, играх и игрушках в России XVII — начала XX века.

Уличные музыканты с их шарманками и дрессированными собачками в юбочках и камзолах, кукольные театры, вертепы и шалманы. Рисованные афиши времен модерна призывают присоединиться к различного рода увеселениям: рысистые бега на Ходынском поле (шесть призов на сумму 5900 рублей), бал-маскарад монстров, кинодрама в пяти частях «Зеленый паук» — ее анонсирует загадочно-кокетливое женское лицо с густо подведенными глазами, прическа скрывается под декорированной паучьими щупальцами шляпкой. Масленица в Московском Манеже — тут и Венецианский карнавал, и цыганский хор, и выступление китайцев Чинга и Ченга. Народные гулянья — один из самых популярных развлекательных «форматов», их проводили и в дни церковных и светских праздников, и, конечно, по случаю коронаций. В экспозиции представлена картина, изображающая гулянья в честь восхождения на престол Александра III в 1883 году. Сохранилось описание народного торжества, начавшегося в 12 часов дня и закончившегося в девять вечера фейерверком. Посетителям раздавали пакеты с гостинцами: два пирога, винные ягоды, орехи, леденцы и другие сладости, бонусом — глиняная кружка для пива. Играли полковые оркестры, выступали Петрушки, раешники, гимнасты, фокусники, клоуны. Желающие состязались в ловкости и влезали на мачты, на верхушках которых их ожидали ценные призы: самовары, сапоги, отрезы ткани. Был и уличный театр — так, например, в тот памятный день давали «Весну красну», «Русскую свадьбу», «Ивана Царевича» и военную пантомиму «Русские орлы на Кавказе».

Открывшаяся в Историческом музее выставка рассказывает, как веселились наши предки со времен царя Алексея Михайловича, определившего в 1656 году соотношение труда и отдыха словами, ставшими поговоркой: «Делу время, а потехе час». Его идею подхватила Екатерина II, полагавшая, что всеобщее веселье — необходимое условие государственной стабильности: «народ, который поет и пляшет, зла не думает». Благо, поводов хватало. Праздники соотносились с православным календарем, впитавшим дохристианские представления о годовом цикле Солнца и Луны.

Фото: Софья Сандурская/mskagency.ruВсего на выставке в ГИМ представлено более 400 экспонатов. Среди самых заметных — маскарадные сани императрицы-просветительницы, гусарская форма — маскарадный костюм великой княжны Ольги Николаевны, коньки адмирала Павла Нахимова, маска средневекового актера, мяч древних новгородцев. Трудно пройти мимо забавных глиняных и деревянных игрушек. Это и знаменитые свистульки в виде барынь, крестьянок, солдат, изготовлявшиеся под Тулой в селе Филимоново, и менее известные — фигурки фантастических животных, полуконей-полулюдей, баранов с золотыми рогами, львов с серебристой гривой. Их делали мастера-старообрядцы в Каргополе Архангельской губернии. Не на продажу, для себя.

По периметру развешаны полотна русских художников, изображающие сценки популярных развлечений: катаний на коньках на Рождество, в Новый год и Крещение, кулачные бои, скоморошьи представления. Есть в экспозиции и временный театр — волшебный ящик, вокруг которого собирались зрители и, затаив дыхание, наблюдали китайские тени, телят о двух головах, дам-пауков, а также Геркулесов, Ахиллов, Золушек и Жар-птиц.

Необычный экспонат — деревянная доска для настольной игры «Гусек». Изобретенная во Флоренции в XVI веке, она попала в Россию столетие спустя. Считалась очень рафинированным развлечением — кости по разлинованному полю бросали в великосветских салонах и царских дворцах. Путь игрока представлял собой спираль, разбитую на 63 области с символическими изображениями: гусь, колодец, тюрьма, череп и кости.

Фото: Софья Сандурская/mskagency.ru

Разумеется, неотъемлемой частью праздника были кабаки, восходящие к древнеславянской корчме и получившие распространение при Иване Грозном, в них опричники культурно отдыхали после службы. При Петре I их ряд дополнился кофейными домами и пивными лавками, а при Елизавете Петровне кабаки сменили статус, превратившись в питейные заведения. К XIX столетию этот бизнес стал одним из первых в «отрасли» досуга и развлечений. «Чего недовыручит театральная касса, покроет счет за ужин», — без лишних сантиментов заявляли владельцы увеселительных садов (аналог современных парков развлечений). Любопытно, что счет мог включать не только напитки и еду, но и импровизацию веселившихся. Так, на выставке представлен чек одного из петербургских ресторанов: «5 порций куриных котлет — 10 рублей, 30 бутылок шампанского — 270 рублей, 40 сигар для цыган — 40 рублей, разбитое трюмо — 300 рублей, лакею за прыжок через стол — 25 рублей».

«В Москве много трактиров, и они всегда битком набиты преимущественно тем народом, который в них только пьет чай. Это народ, выпивающий в день по пятнадцати самоваров, народ, который не может жить без чаю», — замечал в статье «Петербург и Москва» Виссарион Белинский. К этому напитку были неравнодушны все жители Первопрестольной, независимо от социального и финансового статуса: так, в первое воскресенье мая народ и «чистая публика» старались выехать в Сокольники, где по традиции устраивались чаепития на открытом воздухе. Чайницы стояли возле самоваров и зазывали всех желающих отведать чайку. Гуляющие располагались прямо на траве, раскладывали снедь, выставляли напитки, пели песни под гармонь, гитару или балалайку. Здесь же возводились балаганы, карусели и качели, ходили шарманщики.





Распечатать

Поделиться

Назад в раздел