Свежий номер

Область сокровищ

11.10.2019

Татьяна СТРАХОВА, Истра

Фото: Кирилл Зыков/mskagency.ruМосковской области в октябре исполнилось 90 лет. Отметить дату решили и на художественном фронте, а заодно заинтриговать зрителя, избалованного близостью столицы с ее вереницей артсобытий. Выставка «Цвет. 90 шедевров из музеев Подмосковья» в музее «Новый Иерусалим» предлагает не только знакомство с картинами, но и разгадку секретов ремесла живописцев.

Вероятно, кураторы не хотели создавать кальку с состоявшегося в Третьяковке межрегионального проекта «Золотая карта России», отмеченного Госпремией, но стремились по-своему «перетасовать» произведения, свезенные в один из крупнейших подмосковных музеев — «Новый Иерусалим». На выставку прибыли экспонаты еще десятка музеев как федерального и регионального, так и муниципального уровня. Это известнейшие в стране музей-усадьба «Архангельское» и Сергиево-Посадский государственный историко-художественный музей-заповедник, более скромные, но неповторимые музеи-заповедники «Абрамцево», «Мураново» и «Коломенский кремль», обладающий богатым собранием Серпуховский историко-художественный музей и ряд других сокровищниц областного калибра.

В регионе сосредоточено множество коллекций, разнообразных по тематике и составу. Не всегда их можно увидеть во всей полноте: нередко картины, имеющие «постоянную прописку» в каком-то подмосковном городе, включаются в масштабные проекты ведущих институций России. Вообще история формирования музейных собраний области может заинтриговать не меньше, чем игра с цветом на полотнах. Например, какие из национализированных дворянских собраний легли в основу того или иного музея Подмосковья? Или почему поразительные по яркости, даже яростности, работы «амазонки авангарда» Наталии Гончаровой и основателя объединения «Бубновый валет» Роберта Фалька оказались в тихом Серпухове рядом с классическими пейзажами Ивана Шишкина? Ответы на эти вопросы «потянули» бы на целый ряд проектов, связанных с историей музейной жизни и, шире, культурной политики СССР. Однако кураторы нынешней экспозиции предпочли сосредоточиться на «цветовых пятнах», а не на исторических обстоятельствах: тех самых, из-за которых собрания многих музеев сегодняшней России представляют собой удивительный конгломерат персоналий и стилистических черт.

Фото: Сергей Пятаков/РИА НовостиДизайнеры выставки поработали на славу, вид интерьеров наисовременный, и на этом фоне легче принять отказ от хронологии либо географии как привычного нам принципа размещения экспонатов. Придется тщательно читать этикетки, если хочется узнать, откуда привезли ту или иную картину. Важнее, по мысли организаторов, характеристики разных оттенков спектра: в экспликациях перечислены порой взаимоисключающие черты. Скажем, красный — это кровь. А еще любовь, страсть, гнев и сила, запрет и опасность. И даже лидерство и аристократизм. Поддерживают ли тезисы сами картины? Тут свои права заявляет диалектика: красный может явить себя в лаконичных деталях изображений высшей знати, каковы фрагменты одеяний на портретах царевны Софьи у Алексея Антропова и князя Сергея Долгорукова — у Владимира Боровиковского. Или же в вызывающе ярком костюме на «Портрете мужчины в красном кафтане» неизвестного автора XVIII столетия, равно как в нарядном шарфе и сарафане «Цыганки» Николая Ярошенко, в шапочке девочки — героини Константина Маковского... По словам куратора выставки, директора Серпуховского музея Жанны Алейниковой, диапазон присутствия цвета в картине варьируется: «К примеру, красный цвет — это и небольшая терракотовая точка в пейзаже Айвазовского — фигурка, устремляющая взгляд зрителя в глубину полотна, где и открывается вид на Ялту. Или доминирующий звучный народный акцент в портрете смеющейся красной девицы Малявина. Детали того же цвета, но очень благородного оттенка в парадных портретах XVIII века. И, наконец, драматичный крик красного в работах художников-авангардистов». Добавим праздничность орнамента на рубахах гончаровских крестьянок и сдержанную фронду советского классика Виктора Попкова, запечатлевшего себя в красном свитере, да еще и с начертанной красным на кромке автопортрета датой «1963».

Фото: Кирилл Зыков/mskagency.ruИные свойства кураторы нашли у других цветов: так, оранжевый — это прежде всего радость, энергия, смелость, тогда как фиолетовый — гордость, мудрость, власть и лицемерие. Подобные слова предпосланы строгому, но без тени фальши «Портрету девушки в лиловом» Антонины Софроновой, изысканному натюрморту Фалька, пронизанному свежим ветром пейзажу Капри от Константина Горбатова и полному мистических настроений полотну Константина Богаевского «Киммерийская область». Словом, зрителю предстоит разгадывать смыслы и искать параллели. И заодно отдавать дань уважения подмосковным музейщикам, сумевшим собрать коллекции, качеству которых порой завидуют сотрудники крупнейших столичных институций.





Распечатать

Поделиться

Назад в раздел