Звериное чутье

02.02.2014

Ксения ВОРОТЫНЦЕВА

Горький пьяница и асоциальный тип, с треском вылетевший «за внешний вид» из художественного училища — так кратко можно охарактеризовать главного героя вернисажа «Анатолий Зверев. На пороге нового музея» в Новом Манеже.

Огромная выставка — около трехсот работ 1957–1960 годов — своеобразный набросок будущего персонального музея. Несмотря на интересную биографию, Зверев так и не смог стать топовым художником на западных аукционах. Он был хорошим колористом, «нутром» чувствовавшим, как должен лечь мазок. И это роднит его с импрессионистами. Изломанные линии, тревожность работ напоминают эксперименты в духе экспрессионизма. Наконец, сам образ «проклятого поэта» прямо намекает на еще одного отверженного — Ван Гога, чье изображение с отрезанным ухом Зверев буквально цитирует, рисуя себя вполоборота с изможденным лицом («Автопортрет», 1959). Не будь Ван Гога, Зверев, обладавший врожденным талантом и не хотевший играть по правилам социума, мог бы попытаться претендовать на его место. Но Ван Гог в истории уже был.


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть