Свежий номер

Элио Чиол: «Репортажи приносят славу, а не деньги»

05.07.2019

Ксения ВОРОТЫНЦЕВА

В Мультимедиа Арт Музее представили ретроспективу итальянского классика Элио Чиола «От неореализма к Аквилее». Мастер, которому в этом году исполнилось 90, отдал профессиональной фотографии 70 лет. Несмотря на успешную карьеру — более 140 персональных выставок по всему миру и приз конкурса World Press Photo, — всю жизнь прожил в крошечной коммуне Казарса-делла-Делиция. Именно «маленький человек по-итальянски» стал главным героем изысканных черно-белых снимков Чиола. Накануне вернисажа «Культура» побеседовала с маэстро.

Фото: Митя Алешковский/ТАСС

культура: Это не первая экспозиция в России?
Чиол: Да, уже были показы в вашей стране. Я и сам сюда приезжал. В первый раз оказался в 1985 году в составе туристической группы. Много фотографировал — в основном памятники. Видел, как люди стоят в очередях, чтобы купить самое необходимое. Теперь, конечно, все изменилось.

культура: С чего началось увлечение светописью?
Чиол: Иногда говорю в шутку, что родился в камере-обскуре: отец был фотографом. Кстати, Стефано, мой сын, поддержал семейную традицию. Я с детства помогал отцу. С 12 лет начал трудиться в фотолаборатории. А в 14 уже работал в павильоне, ставил свет. И с удовольствием снимал на природе. Жизнь оказалась длинной: видел полную трансформацию техники — от стеклянных пластин до цифровых носителей. Сам охотно пользуюсь цифровыми камерами.

культура: Что изменилось помимо технологий?
Чиол: Раньше в каждой деревне был один фотограф. Этой профессии приходилось долго учиться. Требовался большой опыт — иначе кадры просто не получались. А теперь камера решает все проблемы. Нажимаешь на кнопку, и результат гарантирован — но не человеком и его знаниями, а аппаратом. Не знаю, куда все идет.

культура: Что отличает хорошего фотографа?
Чиол: Умение видеть. А также — запечатлеть нужный образ и подарить его зрителям.

Фото: Митя Алешковский/ТАСС

культура: На Ваших кадрах изображены города и природа Италии. А в студии приходилось работать?
Чиол: Конечно. Всю жизнь — чтобы прокормиться. Фото, показанные на выставке, сделаны в свободное время, для себя. А на ежедневный хлеб зарабатывал в четырех стенах. Репортажи приносят славу, а не деньги.

культура: Вы много снимали Венецию — таинственную, пустынную. В последние десятилетия город наводнен туристами. Смогли бы сегодня сделать подобные кадры?
Чиол: В Венеции, как во Флоренции или других столицах искусства, все больше проблем, связанных с наплывом людей. Исчезло дыхание пространства и света, потому невозможно насладиться памятниками. Да и фотографировать все труднее. Думаю, некоторые кадры зафиксировали навсегда ушедшую эпоху.

культура: В Ваших родных краях часто бывал Пьер Паоло Пазолини. Приходилось общаться?
Чиол: Его мать — из нашей коммуны. Училась в Болонье, но регулярно навещала родственников. Пазолини старше меня на 7 лет. Приезжал почти каждый год, поэтому в детстве мы нередко виделись. Позже я сделал групповую фотографию в Малой академии фриульского языка, где он преподавал. В целом общались до 1951-го, потом режиссер уехал в Рим. Еще встречались в Ассизи, родном городе моей жены: Пазолини привозил фильм «Евангелие от Матфея».

культура: Вам приходилось работать в кино?
Чиол: Только один раз — на съемочной площадке картины «Последние», рассказывающей о жизни крестьян в моем родном регионе Фриули. Одним из авторов был поэт и священник Давид Мария Турольдо. Мы очень подружились.

культура: Ощущали на себе влияние эстетики неореализма?
Чиол: Это не просто стиль того времени, но и правда жизни. Подобные вещи видел каждый, кто родился и вырос в бедной деревне. Мы все боролись с нищетой. Неореализм — то, что ежедневно было перед глазами. Теперь даже небогатый человек может позволить себе необходимый минимум. А тогда... Помню, в детстве на исповеди признался, что украл кусок хлеба из шкафа.

Фото: Митя Алешковский/ТАСС

культура: У Вас нередко запечатлены случайные прохожие. А как сейчас относятся к человеку с камерой?
Чиол: Теперь нельзя снимать людей, не спросив разрешения. Можно свободно фотографировать только манифестантов или гостей вернисажей. Поэтому приходится использовать камеру тайком. И отказываться от публикации кадров.

культура: Большинство работ на выставке черно-белые. Но есть и несколько цветных...
Чиол: Это детали фресок Джотто в базилике Святого Франциска в Ассизи. Их трудно рассмотреть, поэтому старался делать крупные планы. Опубликовал в книге «Лик и слово». Снимки, кстати, побывали в Иркутске и имели большой успех: за 40 дней выставку посетили 20 000 человек. Думаю, экспозиция понравилась потому, что росписи XIII века очень похожи на русские иконы.




Распечатать

Поделиться

Назад в раздел