«Ситроен» до Азии довезет

16.05.2019

Ксения ВОРОТЫНЦЕВА

Начальник кочевья из области Даулатьяр к северу от Кабула. 1931В Столичной галерее «Наши художники» представили проект «Александр Яковлев. Восток». Полтора года назад в этих стенах показывали работы Яковлева, привезенные из знаменитого «Черного рейда» (1924–1925) — путешествия по Африке, организованного автомобильным концерном «Ситроен». Нынешняя выставка посвящена сразу двум масштабным вояжам. В первую поездку — на Дальний Восток — художник отправился в 1917 году: посетил Монголию, Китай, Японию. В Россию уже не вернулся: в 1919-м перебрался в Париж. Однако в отличие от многих коллег, бежавших от Советской власти, в эмиграции оказался вполне успешен: «Черный рейд» принес известность и материальное благополучие, а также орден Почетного легиона.

В 1931–1932 годах «Ситроен» организовал «Желтый рейд». Путешествие предстояло опасное: Азию отчаянно лихорадило, политическая обстановка оставалась напряженной. В Афганистане, например, в 1931-м началось вооруженное восстание. Предполагалось повторить маршрут Великого шелкового пути, в том числе проехать вдоль Волги и Дона. Однако в последний момент планы скорректировали: Советское правительство отказалось дать визы участникам проекта. Путешественников разбили на две команды. Основной отряд «Памир», куда попал Александр Яковлев, выехал из Бейрута. Вторая группа, «Китай», выдвинулась навстречу из Пекина. «Стыковка» должна была произойти в городе Кашгар, расположенном в пустыне Такла-Макан. На экспедицию «заложили» девять месяцев.

В Синьцзяне отряд «Китай» был захвачен повстанцами. Для освобождения привлекли дипломатические силы СССР, Великобритании и Франции. «Памиру» поначалу везло больше: до Британской Индии удалось добраться без особых проблем. А вот переход через Гималаи на машинах, пусть и оборудованных «гусеницами», стал серьезным испытанием. В сутки удавалось преодолеть не более восьми километров. Автомобили вынужденно разобрали на детали, которые везли на вьючных животных. В итоге «железных коней» все равно пришлось оставить: узнав о попавшем в беду «Китае», члены экспедиции поспешили в Урумчи, куда перевели пленников. Путешествовали на лошадях — для машин не было топлива. Отряды воссоединились и вместе добрались до Пекина. Однако случилось несчастье: руководитель — Жорж-Мари Хаардт — внезапно скончался от воспаления легких.

Султан Мир, бой Александра Яковлева. Сринагар. 1931Яковлев вместе с остальными участниками пережил все невзгоды. Команду сопровождали фотографы и операторы: в Сети можно найти кадры, запечатлевшие опасные моменты путешествия. Художник привез богатейший материал — сотни работ. Более 300 были показаны на персональной выставке в парижской галерее Шарпантье в 1933 году. Эти творения потом разошлись по свету, и чудо, что для московского проекта удалось собрать 30 вещей из двух восточных экспедиций мастера. Ранние произведения — например, «Грим разбойника для актера второго плана» (конец 1910-х) — отсылают к увлечению Александра Яковлева азиатскими театральными практиками. В более поздних зарисовках интересны психологические образы: «Портрет вьетнамской принцессы Льем» (1932), «Мужской портрет. Гиришк» (1931), «Послушник католической миссии Сен-Жак в Саньчэнькуне» (1932). Стремление как можно детальнее запечатлеть экзотический мир не «перебивает» классическую основу. Так, «Женская ложа Пекинской оперы» (1918) кажется написанной кем-то из мастеров Возрождения.

Наталия Курникова, куратор проекта и владелица галереи, рассказала:

— Работы предоставили девять частных столичных собраний. Нынешняя выставка, как и «Черный рейд», оказалась возможной благодаря собирателям, дилерам, галереям, купившим произведения Яковлева на западных аукционах и у коллекционеров.

Ранее, еще в советские годы, в Россию прибыл архив мастера: долгое время он хранился в РГАЛИ. Выставка в «Наших художниках» приурочена к важному событию: записки Александра Яковлева о «Желтом рейде» вышли в издательстве «Искусство – XXI век», где до этого были напечатаны и африканские заметки мастера. Предполагал ли маэстро, что его путевые дневники однажды станут известны на родине? Что испытывал, ежедневно глядя в глаза опасности, путешествуя по странам и континентам, — он, человек XX века, переживший больше, чем представители других столетий? И даже если читатель не получит ответы на все вопросы, важно другое: еще одного художника удалось отвоевать у забвения.


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть