Жерар Юфера: «Я вырос на черно-белой эстетике»

27.02.2019

Ксения ПОЗДНЯКОВА

«Мультимедиа Арт Музей» в рамках XI Московской международной биеннале «Мода и стиль в фотографии-2019» представил выставку Жерара Юфера «Один день в музее».

Фотограф показывает музей как особое пространство, где пересекаются люди самых разных профессий, с различным культурным и жизненным опытом, подлинные знатоки искусства и восторженные неофиты. На снимках запечатлены маленький мальчик, со священным ужасом вглядывающийся в пасть тиранозавра, и парочка, самозабвенно целующаяся посреди экспозиции с говорящим названием «Любовь», молодой человек, делающий селфи со статуей в Лувре, и экскурсовод, пытающаяся завладеть вниманием туристической группы. Растворяясь в толпе любителей прекрасного, Юфера метким репортерским глазом фиксирует повседневную жизнь музеев. Вряд ли кто-то из посетителей догадывается, что пока они всматриваются в шедевры, кто-то вглядывается в них.

Жерар ЮфераС Жераром Юфера пообщалась обозреватель «Культуры».

культура: Глядя на эти снимки, сложно поверить, что они не постановочные.
Юфера: Тем не менее это так. Каждое фото сделано абсолютно случайно. Все взято из жизни. Я хочу показать ее такой, какая она есть, без прикрас. Если люди поймут, что их снимают, момент будет упущен.

культура: Чем Вас привлекают музеи и их посетители?
Юфера: На самом деле у меня давняя любовь к музеям. Когда я был маленьким, мне было лет одиннадцать, мы с друзьями решили, что все выходные будем проводить в музеях. Я даже не знаю, откуда возник такой интерес. Но тем не менее каждый уикенд мы садились на поезд и отправлялись из пригорода в Париж на поиски очередного «высокого собрания». Постепенно это стало частью моей жизни. Сегодня в какой бы город ни приехал, тотчас отправляюсь в музей.

Сейчас в обществе наблюдается феноменальный интерес к музеям. Прежде посетителей было не так много. А теперь всякий раз, когда человек отправляется в путешествие, он непременно посещает тот или иной музей. Приезжая в Париж, люди первым делом, конечно, идут к Эйфелевой башне, но затем все-таки непременно заходят в Лувр или Центр Помпиду.

Надо отдать институциям должное, они делают все возможное, чтобы заинтересовать людей. Проводятся различные концерты, перформансы, кинопоказы, поэтические вечера, акции, как, например, «Ночь музеев». И когда я понял, что мой давний интерес совпал с важным для общества феноменом, то решил взяться за этот проект.

культура: Почему, на Ваш взгляд, люди стали чаще бывать в музеях?
Юфера: Причин, как мне кажется, две. Общество стало уделять больше времени досугу, развлечениям. Стало принято проводить выходные вне дома, выбираться куда-то всей семьей или просто с друзьями. Музеи стали частью развлекательной программы. Но и нельзя забывать, что музеи — хранители памяти. Люди часто задаются вопросами: кто мы, откуда. А музеи способны дать некоторые ответы. Традиции, откуда мы вышли, наши родители, бабушки-дедушки, как зародилась наша культура, человечность. Все эти знания хранятся в музее.

культура: Меняется ли наше восприятие искусства в зависимости от возраста, пола, социального положения?
Юфера: Конечно. Понимаете, в музеи приходят как случайные посетители, например туристы, так и люди по-настоящему увлеченные. Есть те, кто покупает билеты только ради одной картины, потому что восхищены этим произведением. Есть множество способов ходить в музей, есть множество причин. И это тоже один из факторов, который меня интересовал. За посетителями очень интересно наблюдать. Мы видим массу различных сюжетов. Например, очень примечательно фото, сделанное мною не так давно в Третьяковской галерее. Мне очень хотелось, чтобы на выставке непременно были представлены снимки из российских музеев. Для этого я специально приехал за несколько дней до открытия выставки. На снимке вы видите детей, которые с интересом слушают экскурсовода. Она рассказывает им историю картины: не только о событии, запечатленном на холсте, но вместе с тем и о знаменитом художнике, который его изобразил. Мне важен момент передачи знаний. Но порой на выставках людям бывает скучно или, напротив, смешно. На лицах посетителей можно найти миллион эмоций и их оттенков. Музеи — место, где люди выражают самые разные чувства.

культура: У Вас есть любимый музей?
Юфера: Нет. Чаще всего я бываю в Лувре, но это просто потому, что живу в Париже. А так я очарован различными собраниями. Мне сложно было бы выбрать какое-то одно. Особенно если учесть, насколько различаются музеи в той или иной стране. Например, я был удивлен тем, что в Пушкинском музее хранятся копии произведений Микеланджело. По-моему, это потрясающая идея — познакомить людей с Микеланджело и его творениями, представить творца во всем его великолепии. Вы имеете возможность увидеть Давида, который выставлен во Флоренции, Пьету, что находится в Риме, или «Рабов», постоянно обитающих в Париже.

культура: Вы сказали, что порой люди приходят к конкретной картине. У Вас тоже есть свое особенное полотно?
Юфера: Никогда не задумывался об этом. Хотя в коллекции Лувра есть два чудесных Вермеера. В зале, где они выставлены, не так много народа. Иногда я и вовсе бываю там один. Наедине с двумя Вермеерами. Хотя, в силу работы, меня больше занимают люди, пришедшие посмотреть выставку, музейная жизнь. Казалось бы, остается не так много времени любоваться картинами, но порой и у меня случаются открытия. Например, не так давно стоял у полотна Рафаэля и не мог сдвинуться с места. Вообще, знаете, что самое прекрасное в искусстве? Там всегда есть место открытию, удивлению, восхищению. Искусство — это воплощение человеческого гения. Оно показывает все то прекрасное, что есть в каждом из нас.

культура: Вы фотографируете совершенно незнакомых людей. Вы пытаетесь угадать, о чем они думают, когда смотрят картины?
Юфера: Конечно. Если вы не испытываете эмоций, то не сможете сделать хороший кадр. Всегда есть какие-то предположения, пусть и ошибочные. Например, мне кажется, что люди на этой фотографии испытывают друг к другу очень нежные чувства, это видно в каждом жесте. Один молодой человек явно увлечен картиной, которую пытается скопировать. Во многом я занялся фотографией, потому что мне интересно наблюдать за людьми.

культура: Когда впервые взяли в руки камеру?
Юфера: Очень рано. Дело в том, что мой отец обожал фотоаппараты. Нет, он не снимал, просто собирал различные камеры. Так что я рос среди объективов. В пятнадцать лет я заинтересовался творениями Картье-Брессона. Когда мне было 18–19 лет даже создавал работы в духе мастера, вдохновившись его произведениями. При этом я не собирался становиться фотографом.

культура: И чем Вы занимались?
Юфера: Коммерцией.

культура: Но вовремя поняли, что это не Ваше?
Юфера: Я был очень несчастен. Понимал, что не выношу свою работу. В один момент взял и все бросил. Понятия не имел, куда податься. Но в какой-то момент сказал себе: «Я всю жизнь занимаюсь фотографией. Для меня всегда это было важным. Почему бы не превратить это в профессию?» Сначала трудился в редакции «Либерасьон», очень влиятельном издании. Тогда не было интернета, и все самые интересные фотографы собирались там. К тому же мне было важно, что работа была очень разнообразной, позволяла узнать самые разные миры. Чего я только не снимал: акции протеста, концерты, различные культурные мероприятия. К примеру, именно так я открыл для себя красоту закулисья. Нам поступил заказ от Парижской оперы, который доверили мне. С тех пор очень большой пласт моей жизни был связан именно с театром.

культура: Обычно люди делятся на тех, кто предпочитает оперу, и тех, кто отдает пальму первенства балету. Вы на чьей стороне?
Юфера: Не могу ответить на этот вопрос. Я всегда был страстным любителем музыки. Сначала был без ума от джаза. Затем переключился на классическую музыку. Начав работать в опере, влюбился в вокальное искусство. Снимая классический танец, увлекся балетом. Думаю, фокус в том, что я всегда снимал людей, искренне любящих свое дело. Тех, кем двигала подлинная страсть. Тех, кого по-хорошему можно назвать одержимыми. Понимаете, в мире моды живут модой, в балете — танцем, в опере — вокалом. Это затягивает. Кажется, я слегка отвлекся от вашего вопроса.

культура: Большинство работ на выставке черно-белые. Вы считаете, что цвет менее выразителен?
Юфера: Нет. Просто я принадлежу к поколению, где тон задавали мастера черно-белой фотографии: Кертес, Картье-Брессон, Куделка. Я вырос на черно-белой эстетике. Конечно, качество не стоит на месте. Потихоньку цвет стал набирать обороты. Однажды я понял, что мне тоже было бы интересно попробовать. Примерно год я работал только с цветной фотографией, даже издал книгу. С тех пор использую обе техники. Кстати, на этой выставке есть одна работа в цвете. В черно-белом варианте она бы потеряла смысл. Вся игра строится на перекличке между красками, которые использовал художник, и разноцветными волосами девушки.

культура: Вы упомянули, что снимали манифестации. Не хотелось запечатлеть кого-то из «желтых жилетов»?
Юфера: Я занимался чем-то подобным, когда был молод. Сегодня мне это неинтересно. Но это не значит, что меня не волнуют вопросы, которые поднимают «жилеты». Просто я достаточно пожилой человек.

культура: Протест — дело молодых?
Юфера: Скорее репортаж — дело молодых. Чтобы сделать интересные кадры, нужно находиться в центре событий, прямо в толпе. Мне уже тяжело бегать и прыгать. А за хорошим репортажным снимком порой приходится погоняться. Когда я был моложе, я с радостью этим занимался, но сегодня предпочитаю иное.


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть