Свежий номер

Не просто «Каприз»

11.01.2019

Виктория ПЕШКОВА

В музее-заповеднике «Архангельское» открылась выставка «Немеркнущая красота», приуроченная к 200-летию фарфорового заведения князя Н.Б. Юсупова. Разместившаяся в зале Тьеполо экспозиция представляет публике лишь малую часть того, что будет собрано в Музее фарфора, который планируется создать в Малом дворце «Каприз» по завершении реставрационных работ.

Фото: poznamka.ru«Архангельское» готовится отметить столетие своего существования в качестве музея: в мае 1919 года усадьба приняла первых посетителей. Сейчас здесь полным ходом идут масштабные реставрационно-восстановительные работы, и экспозиционная деятельность минимизирована до отдельных локальных проектов, предваряющих большие юбилейные выставки, которые планируется открыть ближе к лету. Одной из таких «пилотных» экспозиций стала «Немеркнущая красота» — в некотором роде вершина айсберга обширного собрания фарфора, большая часть которого многие годы томилась в запасниках.

Фарфор для «Архангельского» — тема особая. Когда в 20-е годы главной задачей нового музея определили изучение творчества крепостных, здесь появился раздел, рассказывавший о фарфоровом заведении, устроенном за сто лет до этого князем Николаем Борисовичем Юсуповым в любимой подмосковной резиденции. Началось все в 1818 году с небольшой мастерской по росписи «белья» — чистых заготовок, приобретавшихся на известных мануфактурах. Возможно, удалившийся от государственных дел вельможа — а среди прочих важных обязанностей князь в течение десяти лет занимал пост директора Императорского фарфорового завода — решил на досуге реализовать свою давнюю мечту.  

Однако не исключено и более прозаическое объяснение этой «затеи». Поначалу большая часть посуды расписывалась по образцам той, которой пользовалось княжеское семейство, и отправлялась в московскую резиденцию Юсуповых. Были они людьми хлебосольными, дом держали открытым, и, надо думать, после каждого приема драгоценные севрские и венские сервизы терпели немалый урон. Легче было заказать замену разбитой посуды на одной из отечественных мануфактур и поручить роспись своим умельцам. При мастерской, которую возглавил крепостной Иван Колесников, имелось нечто вроде художественной школы, где процесс обучения строился практически на академических принципах. Ученики осваивали азы живописи, копируя классические образцы, а затем самых способных направляли заниматься специальными муфельными красками, предназначенными для росписи фарфора и фаянса. Историки единодушно отмечают высокое искусство архангельских живописцев, которые не повторяли в точности исходную тему сервиза, а варьировали ее, «внося много своего, характерного и оригинального».

Как известно, аппетит приходит во время еды. Всего через три года для своего заведения Юсупов выписал художника знаменитой Севрской мануфактуры Августа Филиппа Ламбера, знавшего толк не только в росписи, но и в технологии изготовления фарфора. Он разработал формы для обжига, искал оптимальные рецептуры для сырья, обучал последователей. И вскоре мастерская, умещавшаяся в пристройке к павильону с весьма подходящим к случаю названием «Каприз», разрослась: в 1827 году она уже представляла собой небольшой заводик, который смело можно было назвать экспериментальным — все, что здесь производилось, было эксклюзивом, не предназначенным для промышленного тиражирования. Большая часть предметов создавалась по заказу весьма именитых «клиентов», в числе которых были княгиня Потемкина, князь Гагарин, графы Шереметев и Аракчеев и даже персидский принц Хозрев-Мирза.

В год здесь выпускалось от 300 до 1000 изделий, тогда как, к примеру, фабрика Гарднера производила более 12 000 предметов. Может, князь и его доверенный мастер лелеяли и более честолюбивые планы создания собственной «фарфоровой империи», но на привозном сырье (залежей подходящей глины в окрестностях Архангельского не наблюдалось) широко не размахнешься. И юсуповский фарфор начал брать «не числом, а умением». 

Наладив «оборот» посуды для домашнего пользования, князь увлекся изготовлением, так сказать, коллекционных и подарочных изделий. Сервизы и вазы, подносы и пасхальные яйца, чайные пары и чернильные приборы украшались не только цветочной вязью, но пейзажами, жанровыми сценами и даже портретами. Крепостным художникам оказалось по силам создать «фарфоровый каталог» знаменитого юсуповского живописного собрания, состоявшего из полотен выдающихся итальянских, французских и фламандских мастеров. Не меньшее восхищение вызывают сервизы, расписанные сценами охоты с гравюр Жака Франсуа Свебаха или цветами из ботанического атласа «Розы» Пьера Жозефа Редуте.

Разумеется, реального дохода княжеская забава не приносила и по смерти Николая Борисовича просуществовала недолго, перепрофилировавшись на производство фаянса. Но и оно в итоге оказалось убыточным. Зато сегодня юсуповский фарфор — вожделенная мечта музеев и коллекционеров. После реставрации в малом дворце «Каприз» откроются две экспозиции под общим названием «Фарфор в Архангельском». Постоянная — представит изделия, созданные в имении, вторая, сменная — предметы из фамильной юсуповской коллекции, собиравшейся представителями этого семейства на протяжении почти двух столетий.




Фото на анонсе: poznamka.ru

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел