Свежий номер

Эрмитаж приглашает к столу

03.08.2018

Евгения ЛОГВИНОВА, Санкт-Петербург

Государственный Эрмитаж и Большой летний фестиваль «О, да! Еда!» объединились, чтобы устроить первую гастрономическую экскурсию «Недуховная пища. О, да! Еда! в Эрмитаже».

Фото: Евгения ЛогвиноваВ официальном мобильном приложении музея появился новый аудиогид: за час можно подробнее узнать о 34 шедеврах западно-европейского искусства, в том числе прикладного. Голландская, фламандская, испанская и французская живопись, немецкая утварь, английские сервизы рассказывают о гастрономической жизни прошлого. Самое раннее произведение — картина Питера Брейгеля младшего, относящаяся к XVI веку, а основной акцент повествования сделан на XVII столетии, времени расцвета жанров натюрморта и бытовой живописи. Завершают хронологический ряд работа Франсуа Буше «Пастушеская сцена» и английский «Сервиз с зеленой лягушкой», созданные в XVIII веке. Большую часть объектов экскурсии из собрания Эрмитажа составили картины, в которых представлены разные аспекты кулинарной темы – сами продукты, процесс приготовления, застольные и кухонные сцены.

Подготовка необычной экскурсии увлекла самих музейщиков. «Когда смотришь на натюрморт, — рассказывает Людмила Фролова, один из авторов аудиогида, – обычно не задумываешься, что хранилось в этом горшочке или как называется блюдо. Мы привыкли отмечать колористические и композиционные особенности живописных вещей, исторический, философский и ассоциативный подтекст. А тут взглянули на работы под другим углом. Пришлось обращаться и к специалистам, чтобы уточнить назначение того или иного предмета. Так было, например, с произведением Питера Класа «Завтрак с ветчиной». Харлемский живописец считается основоположником того типа картины, который получил название «Завтрак». Среди предметов повседневного быта, изображенных с изысканной простотой, есть керамический сосуд с металлической крышкой, часто встречающийся в натюрмортах мастера. Его назначение многие годы было непонятно исследователям. Лишь теперь удалось установить, что это горчичница».

Картина Класа дает представление не только о гастрономических предпочтениях голландцев, но и о хозяине стола. Окорок, персики, выращивавшиеся в оранжереях, дорогой белый хлеб, бокал для вина с массивной ножкой (рёмер), украшенной налепами в виде гроздей винограда, — все это указывает на зажиточного бюргера.

В голландской республике живописцы не имели богатых и влиятельных заказчиков: профессия перестала быть придворной. Аудиторией художника были купцы, бюргеры, ремесленники и даже крестьяне. Именно голландцы изобрели новый жанр бытового натюрморта (stilleven), что означает «неподвижная модель». Детали подобных картин, призванных украшать домашний интерьер представителей «среднего класса», всегда выписаны художниками с предельной точностью, что позволяет судить о многих кулинарных традициях их современников.

Питер Артсен, работавший в середине XVI века в Амстердаме и Антверпене, считается одним из основателей натюрморта в европейском искусстве. Именно в его картинах изображения рыб, дичи, овощей и фруктов начали оттеснять человеческую фигуру на второй план. Такова работа «Торговец дичью»: тщательно выписаны корзина с яйцами, ведра с молоком, утка и селезень, кадушка с сельдью. В Нидерландах XVI столетия это было самой распространенной народной едой. «Яичница — бедняков утешительница», — гласила старая пословица.

Артсен, любивший изображать мясные и рыбные лавки, обрел последователя в лице фламандского художника XVII века Франса Снейдерса. Четыре его великолепных натюрморта «Рыбная лавка», «Овощная лавка», «Фруктовая лавка» и «Лавка дичи» (конец 1610-х) поражают разнообразием даров природы: горы всевозможных плодов, громоздящиеся не только на прилавке, но и на полу, огромные рыбы, крабы, скат — все это изобилие призвано воспевать богатство и процветание Фландрии.

Действие другой картины Снейдерса, «Повар у стола с дичью», происходит в кладовой, полной охотничьих трофеев. В центре стола — роскошный павлин, на которого вот-вот обрушится огромный кухонный нож. Изучив внимательно разнообразие битой птицы, посетитель Эрмитажа узнает, что богатые гурманы лакомились не только привычными фазанами, куропатками и бекасами, но и павлинами, снегирями, зябликами, щеглами и дроздами.

Фото: Евгения ЛогвиноваБытовые и застольные живописные сюжеты раскрывают нам гастрономические подробности европейского быта с такой же содержательностью, как и натюрморты. В «Ярмарке с театральным представлением», которую Питер Брейгель младший написал в XVI веке по мотивам произведений отца, изображена городская площадь с высоты птичьего полета. На театральных подмостках разыгрывается представление, повествующее о неверности жены, символом которой служат скрещенные корнеплоды пастернака. На переднем плане — огромный котел, вокруг него суетятся мужчины и женщины, наполняя миски. Второй котел несут в шатер, где пиршество в самом разгаре. Авторы аудиогида подробнейшим образом описывают кушанье, поглощаемое в несметных количествах: это ватерзой — традиционная бельгийская похлебка из рыбы и овощей. Во времена Брейгеля для ее приготовления могли использовать плотву, угря, судака, форель; к рыбе добавляли морковь, лук-порей, корень сельдерея или петрушки, приправы, позднее – картофель. Бульон заваривался хлебом. Поодаль на картине виден дощатый стол, за которым утоляют жажду из пивных кружек.

Две работы Виллема Калфа — «Уголок кухни» и «Двор крестьянского дома» — изображают скромную обстановку крестьянского быта. Простые голландские хозяйки стряпали один раз в неделю, в остальные шесть дней разогревали уже готовые блюда. На обед чаще всего делали хютсепот — суп из мелко нарубленной баранины, зеленых овощей, пастернака или слив, пропитанных уксусом и сбрызнутых лимонным или апельсиновым соком. Горячую пищу ели раз в день — в полдень, а перекусывали хлебом, сыром и фруктами.

Филип Мерсье. Девушка с подносом. Ок. 1750 г.В тонкостях и богатстве старинной сервировки можно утонуть. Так, Филип Мерсье, изобразивший в 1750 году девушку с подносом, заставил исследователей поломать голову, какой именно напиток подает служанка. На подносе — маленькие фаянсовые чашки, небольшое плоское блюдо со сладкими лепестками и серебряный сосуд, то ли для кофе, то ли для шоколада. Только наличие дырочки в крышке — для палочки, которой помешивали густой напиток, — позволило музейщикам разобраться.

Один из экспонатов аудиовыставки — «Сервиз с зеленой лягушкой» из 942 предметов, созданный фирмой Веджвуд в 1773-1774 годах, — подлинный шедевр декоративного искусства. Сервиз на 50 персон был заказан Екатериной II для путевого дворца по дороге из Петербурга в Царское Село в местечке, которое в переводе с финского значило «лягушачье болото». Посуду изготовили из фаянса цвета сливок, секрет которого на тот момент не был известен в России. Каждый компотьер, тарелка, бутылочная передача украшены топографически точными видами Англии (всего 1244 вида) и зеленой лягушкой, изображенной на гербовом щитке.

Интересный опыт Эрмитажа, казалось бы, хорошо известного в западноевропейском искусстве, может быть продолжен — охватив, например, такие области повседневной жизни, как костюм, ювелирные украшения, оружие, прически, жилой интерьер. Предлагая владельцам айфонов бесплатно загрузить аудиогид за две минуты, Эрмитаж демонстрирует, что добропорядочный консерватизм способен идти в ногу со временем.




Распечатать

Поделиться

Назад в раздел