Свежий номер

Большому театру — ​большого фотографа

12.07.2018

Ксения ВОРОТЫНЦЕВА

«Большой балет» Саши Гусова в Центре фотографии имени братьев Люмьер — ​это снимки театрального закулисья, выполненные в период с 1992-го по 2016-й во время гастролей труппы Большого театра в Лондоне. 

Саша ГусовОни стали для автора своеобразным пропуском в профессию. Никому не известный эмигрант, оказавшийся в британской столице в 1989 году, уговорил маэстро Григоровича пустить его с камерой за сцену. Так были сделаны эффектные кадры, которые затем удалось опубликовать в одном из самых авторитетных изданий The British Journal of Photography. Посыпались предложения от местных театров: English National Ballet, Royal Opera House, Royal National Theatre. Карьера быстро пошла в гору: взрывной, импульсивный, общительный Гусов умел находить ключ к своим героям. Его коньком стали портреты звезд — ​не только театра, но и кино, а также популярной и классической музыки. Оказавшись в чужой стране и непривычной культурной среде, мастер сделал ставку на вечные ценности: черно-белые работы отсылают к золотому веку синематографа. Цветную фотографию Гусов недолюбливает, как не признает и слишком сложный студийный свет — ​чем проще, тем лучше. Он ценит точную композицию, а еще любит пошутить: острый юмор его творений вызывает в памяти шедевры Ирвина Пенна. Сегодня наш бывший соотечественник — ​один из топовых фотографов. На его снимках Джуд Лоу эротично застегивает (или все-таки расстегивает?) ремень, Лучано Паваротти приветливо приподнимает шляпу, а молодой и еще неизвестный Юэн Макгрегор изящно позирует с бутылкой «Столичной» и сигаретой, завораживая ангельской красотой.

Тема балета для светописи не нова: некоторые авторы давно специализируются на танце. Например, эстонец Яак Еннусте (псевдоним — ​Jack Devant) или петербуржец Марк Олич. Все чаще берут камеру в руки сами танцовщики — ​в частности, Андрей Успенский, солист Королевского балета, получивший от театра предложение снимать репетиции и интервью. В определенном смысле артистам проще: они досконально изучили спектакли, понимают специфику классического танца и знают, когда лучше нажать на кнопку. Однако работы Гусова, впрямую не связанного со сценой, не разочаровывают.

Его фотографии можно разделить на два типа. Первые ближе к монохромной графике: тонкие ноги и руки танцовщиц образуют причудливые узоры. Тела артисток совершенны, недаром звезды балета все чаще мелькают в рекламе — ​они грациознее моделей. Второй тип — ​портреты, где проявляется фирменный юмор автора. Здесь можно увидеть Николая Цискаридзе в густом гриме Конферансье из «Золотого века» Григоровича: маэстро лукаво демонстрирует большой шаг, вскинув ногу к потолку. Позирует, гордо подняв голову, Денис Родькин; хитро улыбается Гедиминас Таранда. Есть кадры с репетиций, где, например, взмывает в бесшабашном прыжке Иван Васильев. Зритель не увидит жестокой «кухни» балета — ​зависти, интриг, стертых в кровь пальцев. Во многом это идеализация классического танца: смех автора не превращает изображение в грубый гротеск. Так тонко умели работать гранды прошлого. Гусов, похоже, чувствует с ними связь.



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел