Свежий номер

Михай будет

09.05.2018

Евгения ЛОГВИНОВА, Санкт-Петербург

Фото: Евгения ЛогвиноваВ Государственном Эрмитаже проходит выставка знаменитого венгерского художника Михая Мункачи. Здесь представлены 65 произведений, экспозиция организована совместно с Венгерской национальной галереей (Будапешт) и частным собранием Имре Пака (Нью-Йорк).

Михай Либ родился в 1844 году в небольшом городке Мункач (отсюда и псевдоним), находившемся на территории Австро-Венгрии (ныне — Мукачево, Украина), в семье мелкого чиновника, сборщика налогов на соль. Революция 1848-го лишила будущего живописца родителей. Тяжелый труд (Михай стал инашем, учеником-подмастерьем, в столярной мастерской), унижения, бедность... Вскоре из-за болезни юноша был вынужден оставить ремесло столяра, однако судьба подарила ему покровительство странствующего художника Элека Самоши. Живший в молодости в Италии, новый знакомый стал для Мункачи не только учителем рисунка и живописи. За восемнадцать месяцев путешествий по дворянским усадьбам, где Самоши выполнял заказы, у Михая появились познания в истории и мифологии, значительно расширился кругозор. Первые самостоятельные рисунки Мункачи относятся к 1861 году, а уже в 1863-м он решает продолжить образование и уезжает в Пешт, откуда отправляется на год в Венскую академию художеств, затем в Мюнхенскую академию и далее в Дюссельдорф к профессору Людвигу Кнаусу.

Две вещи этого периода, представленные на выставке, во многом несовершенны, однако они подкупают искренностью. Работая над портретом родственницы Ирэн Реёк (1864), Мункачи стремился к предельной достоверности и даже изобразил муху на плече модели. Картина «Чтение в деревне» (1865) демонстрирует увлечение автора повседневной народной жизнью, на многие годы ставшее главной особенностью его творчества.

Фото: Евгения Логвинова

В 1869–1870 годах мастер создал «Камеру смертника» впервые обратившись к теме острого социального конфликта. В мрачном сводчатом помещении под охраной часового сидит крестьянин. Согласно обычаю двери камеры перед казнью открыты для всех: осужденного окружает сочувствующая толпа, рядом рыдает жена. О том, кто этот человек и что он совершил, сам автор никогда не рассказывал. Скорее всего, это бетьяр — так в Венгрии называли разбойников, грабивших богачей и раздававших добычу беднякам.

Картина, выставленная на Парижском салоне в 1870-м, имела большой успех. Мункачи сравнивали с Курбе и русскими реалистами. Воодушевленный художник продолжил работу над патриотической темой и написал «Щипательниц корпии» (1871). Это произведение, как и восхитивший критиков «Ломбард» (1874), представлен на выставке лишь выразительными этюдами: «Женщина, сжимающая руки» (1870–1871), «Мать с детьми» (1873), «Мужчины в плаще» (1874).

В середине 70-х годов в творчестве Мункачи происходит перелом, народная жизнь почти исчезает из круга интересующих его сюжетов. Связано это с переездом в Париж в 1872-м и женитьбой на Сесиль Папье, богатой аристократке, вдове барона де Марша. Честолюбивой женщине удалось направить внимание художника в сторону модных сюжетов и салонных композиций. Читающие, музицирующие, гуляющие с детьми в парках, отдыхающие в оранжереях светские красавицы становятся главными героинями его картин, а изысканность богатых столичных интерьеров приобретает самостоятельную эстетическую ценность.  

В это же время Мункачи обращается к историческим, а позднее к религиозным сюжетам. Особенно увлекла его работа над картиной «Мильтон, диктующий дочерям поэму «Потерянный рай» (1878). В участи слепого поэта художник чувствовал что-то сходное со своей судьбой. Показанное в 1878-м на Всемирной выставке в Париже, полотно было отмечено золотой медалью, а император Австро-Венгрии Франц Иосиф наградил мастера орденом Железной короны и вручил дворянскую грамоту. «Все здесь просто, глубоко, даже светло, несмотря на завзятый колорит черноты, свойственной художнику», — так охарактеризовал это полотно живописец Алексей Боголюбов.

Фото: Евгения Логвинова

«Мильтон» был куплен известным парижским маршаном Зедельмейером, который перепродал ее богатому американцу с большой прибылью. Следующие десять лет Зедельмейер по заключенному с Мункачи соглашению становился обладателем всех его новых произведений. Не без влияния этого человека художник приступил к реализации трилогии на религиозные темы. В Петербурге показаны «Христос перед Пилатом» (1881) и «Голгофа» (1883). 

Общественность встретила эти опыты прохладно. Так, размышляя о произведении 1881 года, скульптор Марк Антокольский отмечал, что «в этой картине уже не было той искренности, единства и цельности, как в предыдущих его картинах. Но хуже всего, что он стал искать риторических фраз, фальшивых поз... 

Этот период считается временем упадка жанровой картины в творчестве Мункачи. Однако портреты и пейзажи, создаваемые мастером, по-прежнему свидетельствуют о силе его таланта. Из представленных на выставке особо выделяется изображение Ференца Листа (1886). Несколько монументальный облик сидящего у фортепиано пожилого композитора, обратившего проницательный взгляд прямо на зрителя, предельно сдержан и прост.

В пейзажах Мункачи особенно привлекает передача настроения, созвучного состоянию природы («Сумерки» (1880), «Пейзаж с деревьями и двухэтажным домом» (ок. 1882), «Пастушка в лесу» (1886)).

Хотя большая часть творческой жизни Мункачи прошла в Париже, художник всегда был тесно связан с Венгрией. Не случаен и выбор темы для последней жанровой картины — «Забастовка» (1895), продиктованный горячим желанием мастера быть полезным своему народу.

В 1896 году после поездки в Будапешт на празднование Тысячелетия обретения венграми Родины маэстро принял решение вернуться на родину. Однако прогрессирующая нервная болезнь и переутомление не позволили ему осуществить намеченное.



Фото на анонсе: Евгения Логвинова



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел