КОРОнный номер

14.03.2018

Юрий КОВАЛЕНКО, Париж

В парижском Музее Мармоттан проходит выставка «Коро: художник и его модели», организованная при содействии Лувра. Едва ли не впервые экспозиция знаменитого живописца посвящена не хрестоматийным изображениям природы, а портретам, и в частности обнаженной натуре.

Коро быстро завоевал широкую известность своими изысканными пейзажами в серебристо-жемчужных тонах. Живший на Монмартре Илья Репин вспоминал восхитительную простоту, правду, поэзию и наивность Коро. Наши искусствоведы усматривали влияние француза на Федора Васильева и Исаака Левитана. Коро-пейзажист оказался предтечей импрессионизма. «Единственный мэтр — ​это Коро. Мы ничто по сравнению с ним», — ​признавал Клод Моне. Ему вторил Эдгар Дега: «Он, который все предвидел, остается самым великим». Правда, суровый реалист Эмиль Золя советовал ему поменять нимф и вакханок на крестьянок.

«Отправляйтесь каждый год в одно и то же место и пишите одно и то же дерево», — ​наставлял Коро молодежь. Однако сам предпочитал заканчивать этюды в мастерской. Лучшим уроком для пейзажиста считал изучение ню. В отличие от большинства своих коллег просил моделей двигаться, а не пребывать в статике.

Спрос на портреты Коро был настолько велик, что ему приходилось прибегать к помощи подмастерьев. Среди поклонников мэтра числились британская королева Виктория и французский премьер Жорж Клемансо, который, по собственному признанию, Моне Лизе предпочитал пейзанку Коро.

Коро-портретист повлиял даже на главных авангардистов минувшего столетия — ​Пикассо, Хуана Гриса, Дерена. Жорж Брак не скрывал, что картина Коро «Женщина с мандолиной» послужила отправной точкой в создании серии кубистических полотен. Наконец, арт-критики объявили его «Женщину с жемчужиной» современной Джокондой.

Однако к середине 50-х годов XIX века интерес публики к буколическим видам мэтра пошел на спад. Поэтому Коро пришлось заняться поиском новых путей в старом искусстве. Еще раньше по мотивам неоклассика Доминика Энгра написал известную картину «Мариэтта, или Римская одалиска». В дальнейшем он обратился к творчеству великих венецианцев эпохи Возрождения, и прежде всего Джорджоне и Тициана. В их работах его привлекала гармония пейзажа и женского тела. Правда, в отличие от итальянцев, Коро не стремился к идеализации моделей, но, следуя примеру именитых предшественников, неизменно вносил ноту эротизма в свои полотна. Его «Вакханка с пантерой» и «Отдых, или Цыганка с тамбурином» созданы примерно в одно и то же время, что и культовый «Завтрак на траве» Эдуарда Мане, считавшийся в то время манифестом современного искусства.

К концу жизни в далеком от политики художнике франко-прусская война 1870–1871 годов затронула ранее дремавшие патриотические струны. Живописец пожертвовал крупную сумму «на изготовление пушек, необходимых, чтобы изгнать пруссаков из лесов Виль д’Аврэ» — ​местечка, которое часто писал.

Правда, надежды Коро на победу не сбылись. Неприятель взял столицу, униженная Франция потеряла Эльзас и Лотарингию, а Наполеон  III — ​корону. Триумфатор Бисмарк объявил о создании Германской империи. Четыре года спустя Коро скончался в Париже в возрасте 78 лет.


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть