Хочешь мира — ​рисуй войну

14.03.2018

Ксения ВОРОТЫНЦЕВА

Фото: Сергей Киселев/mskagency.ruГосударственная Третьяковская галерея представила главный проект сезона — ​ретроспективу Василия Верещагина. В прошлом году масштабный смотр картин знаменитого баталиста устраивал Русский музей. Столичная галерея подготовила свой ответ. 

Во-первых, она обладает крупнейшим в мире собранием работ классика: многие из них приобретены еще отцом-основателем Павлом Третьяковым. Во-вторых, организаторы нашли интересный ход, подсказанный работами мастера — ​противоречивыми, многоликими, подчас скандальными. Идею визуализировал автор проморолика режиссер Александр Котт: художник в исполнении Анатолия Белого предстает то солдатом с ружьем, то танцующим дервишем, то странным загримированным человеком в плаще. Последний персонаж отсылает к сюрреалистическим мотивам, которые специалисты обнаруживают в картинах Верещагина — ​например, в знаменитом полотне «Побежденные. Панихида» (1878–1879): от поля, усеянного обезображенными трупами наших солдат, действительно становится не по себе. А ведь живописец, видевший подобные сцены собственными глазами, не хотел шокировать зрителя и потому опускал наиболее страшные детали.

Образ дервиша — ​то есть пацифиста — ​из ролика Котта кажется ключевым. Самое знаменитое полотно Верещагина «Апофеоз войны» (1871) было продиктовано мировоззрением художника. Мастер последовательно высказывал антимилитаристские взгляды, первая же поездка в Туркестан развенчала его романтические представления о жизни на передовой. Верещагин не был трусом: когда требовалось, брал в руки оружие и шел в атаку вместе с остальными. Художника отмечали наградами, однако он согласился принять лишь орден Святого Георгия  IV степени. И все же патриотизм живописца у многих вызывал вопросы: например, Александр  II отказался купить «Балканскую серию», посвященную событиям Русско-турецкой войны. В ту кампанию классик потерял брата — ​вероятно, поэтому картины получились по-настоящему трагическими.

Фото: Сергей Киселев/mskagency.ruВпрочем, Верещагин не обесценивал подвиг простых солдат — ​одним из доказательств может послужить серия «1812 год». Молодой художник и начинающий критик Игорь Грабарь писал о коллеге: «Достаточно прочесть несколько строк из его каталога, чтобы не сомневаться в том, что теперь, по крайней мере, он истинный патриот». Признанный баталист стремился показать, что его не интересует парадная сторона войны, блеск генеральских погон. Куда важнее судьба обычных людей, павших на поле брани. Гуманист, «Лев Толстой от живописи», человек мира, Василий Верещагин считал жизнь наивысшей ценностью.

Пожалуй, самое сильное высказывание на эту тему — ​знаменитая «Трилогия казней» (1884–1887). Судьба одного из произведений («Подавление индийского восстания англичанами», около 1884) уже много лет остается неизвестной. Галерея представила два других полотна: «Распятие на кресте у римлян» (1887) и «Казнь заговорщиков в России» (1884–1885). Последнюю работу, хранившуюся 40 лет в фондах Государственного музея политической истории России, специально отреставрировали к выставке.

Кураторы сделали еще один важный акцент: Василий Верещагин был не только пацифистом, но и увлеченным путешественником, объездившим почти 100 стран. Его творения интересны как любителям искусства, так и историкам с этнографами — ​художник воссоздавал костюмы, интерьеры, облик городов с потрясающей точностью. Многих привлечет именно эта сторона творчества: желавший испытать все на себе, мастер проникал в самые укромные уголки планеты и привозил наброски — ​яркие, живые, необычные, напоминающие снимки великого Стива Маккарри. Во времена Верещагина фотография уже существовала, однако ее возможности были скромны: умелый живописец мог добиться куда большего, выступая репортером «допленочной» эпохи. Картина «Смертельно раненный» (1873), запечатлевшая солдата за мгновения до гибели, выглядит предвестником знаменитого снимка Роберта Капы «Падающий республиканец» (1936). Русский классик до предела использовал возможности изобразительного искусства, пусть его не раз и упрекали в увлечении фантазиями. Того мира давно уже нет — ​и все-таки он перед нами благодаря неуемной энергии, бесстрашию и таланту Василия Верещагина.


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть