Явленские — народу

01.03.2018

Евгения ЛОГВИНОВА, Санкт-Петербург

Фото: Евгения ЛогвиноваГосударственный Русский музей представил экспозицию «Алексей и Андреас Явленские. Приключения цвета» — свыше ста произведений самих живописцев, отца и сына, а также работы учителей и русских художников из круга современников Явленского-старшего.

На Западе Алексея Явленского (1864–1941) ставят в один ряд с Василием Кандинским и Паулем Клее. Между тем в России его полотна долго не пользовались популярностью. В отечественных музейных собраниях наберется от силы полтора десятка вещей: имя мастера пребывало в забвении вплоть до 1990-х. В 2000 году в Русском музее состоялась первая ретроспективная выставка, появились публикации отечественных искусствоведов.

Привезенная в Россию коллекция работ принадлежит потомкам Явленского-старшего, живущим в Швейцарии. Ее дополнили произведения сына Андрея (Андреаса) Незнакомова-Явленского (1902–1984), который, несмотря на способности, долгое время оставался в тени отца.

Экспозиция в первую очередь демонстрирует творческий путь Алексея Явленского, этапы формирования его индивидуальной изобразительной манеры: от вполне реалистических полотен времен посещения мастерской Ильи Репина до вещей довоенного периода, где переосмысляется влияние экспрессионизма и фовизма. Своеобразным рубежом служит 1914 год, когда с началом Первой мировой семья художника переехала в Швейцарию. Именно тогда он начал разрабатывать многочисленные серии: «Вариации на пейзажную тему», «Мистические головы», «Лики Спасителя», «Абстрактные головы» и «Медитации».

Фото: Евгения Логвинова

Ранние творения Явленского «Гравер Василий Матэ за работой» (1892), «Анюта» (1893), «Паша» (1894) представлены рядом с работами русских современников из собрания ГРМ: Игоря Грабаря, Дмитрия Кардовского, Валентина Серова, Ольги Делла-Вос-Кардовской. И конечно, Репина. Юноша присутствовал при рождении знаменитой картины «Запорожцы пишут письмо турецкому султану». В доме мэтра Алексей познакомился с видными представителями художественного мира Петербурга. В 1892 году там же произошла судьбоносная встреча с талантливой ученицей Репина Марианной Веревкиной, которая на долгие годы стала спутницей жизни Явленского и вдохновительницей его творческих начинаний. Владелица солидного состояния, Веревкина, стремясь сформировать вкус молодого живописца, везет его в Мюнхен продолжать художественное образование в известной школе Антона Ажбе. Благодаря ее усилиям их дом на Гизельштрассе становится центром притяжения русской творческой интеллигенции. Здесь встречаются Бурлюки, Кандинский, Добужинский, Борисов-Мусатов, Дягилев, Павлова, Нижинский, Дузе. 

Следующий этап творчества художника связан с работой над сериями, созданными с 1915 по 1920 год. В одной из них, «Вариациях...» («Туман» (1915), «Сырая весна — сумерки» (1916), «Аскона»(1918)), символические округлые цветовые формы призваны передать переживания автора, оттенки его душевного состояния. Поиски гармонии цвета и настроения запечатлены также в произведениях серий «Абстрактные головы» и «Мистические головы» (1917–1933). В стилизованных лицах читаются образы фаюмского портрета и православной иконы: «Мистическая голова: Иоанн Креститель» (1917), «Абстрактная голова: Аврора» (1931).

Вещи из серии «Медитации» созданы в середине 30-х годов, когда для живописца наступили тяжелые времена: финансовые трудности, затяжная болезнь. В 1937-м десятки картин Явленского попали в общее хранилище изъятых нацистами произведений «дегенеративного искусства» в замок Шёнхаузен под Берлином и затем бесследно исчезли. Названия работ этих лет говорят сами за себя: «Я противлюсь темной ночи» (1935), «Одинокий в синей ночи» (1936). Одна из поздних вещей «Большая медитация: после бури» (1937) передана родственниками в дар Русскому музею. В 1938-м мастер вынужденно оставил занятия живописью из-за прогрессирующего паралича.

А. Г. Явленский с сыном Андреем

Андреас Незнакомов, сын Явленского и Елены Незнакомовой, второй жены художника, в 16 лет был уже профессиональным живописцем, его первым учителем стал отец. В ранние годы Незнакомов увлекался творчеством Ван Гога и немецких экспрессионистов. В 1920-е активно выставлялся, критики и художники, в окружении которых рос Андреас, признавали в нем большой талант. Однако уже в 30-е годы его работы показывали редко. В 1941 году призван в немецкую армию переводчиком, на территории Украины встретил будущую жену Марию Библикову. В 1945-м был взят в плен, десять лет провел в лагерях и на поселении в Сибири. Удар ждал Андреаса и в Германии. За две недели до конца войны в висбаденский дом, где жили мать живописца и приехавшая с Украины Мария, попала бомба. Близкие уцелели, но огонь уничтожил работы довоенного периода. И все же кураторы нашли возможность украсить экспозицию ранними вещами из частных коллекций. О художественном даровании Незнакомова говорят выразительные произведения 1920-х годов: «Женский портрет» (1922), «Портрет г-на Баура» (1922), «Зильтская девушка» (1924).

Вернувшись из плена, Андреас вскоре переехал в Швейцарию и возобновил занятия живописью. Его интересом, как и прежде, оставалось фигуративное искусство, яркое и экспрессивное. Жизнерадостным контрастом к приглушенным по цвету «Медитациям» Алексея Явленского-старшего стали показанные на выставке работы сына: «В парке Сан-Матерно» (1958), «Азалии» (1976), «Желтый дом в Кавильяно» (1983).


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть