Когда часы «Двенадцать» бьют

19.02.2018

Ксения ВОРОТЫНЦЕВА

Фото предоставлено организаторами выставкиВ галерее «Роза Азора» проходит выставка «Александр Лабас. Двенадцать». Камерное событие примечательно по нескольким причинам. Во-первых, эти рисунки зритель никогда не видел: серию показывают впервые. Во-вторых, над архитектурой экспозиции работал известный скульптор Георгий Франгулян. Наконец, один из главных героев проекта, Александр Блок, написал пророческую, неоднозначную, страшную поэму ровно 100 лет назад, в начале 1918-го. 

Сочинение вызвало критику со стороны коллег. Впрочем, с позиции сегодняшнего дня творение поэта кажется не бездумной одой революции, а, скорее, странным упоением на краю бездны, знакомым многим современникам.

Нечто подобное пережил и Лабас. В 17 лет он стал свидетелем революционных волнений в Москве. Перевернувший сознание опыт запечатлен в произведениях, которые можно было увидеть прошлой осенью на выставке «Октябрь» в Институте русского реалистического искусства. Нынешняя экспозиция также отражает пережитое живописцем. На одном из рисунков — ​студент в фуражке, внимательный взгляд направлен на зрителя. За спиной — ​ощетинившаяся ружьями толпа на броневике, развевается красный флаг. Эта серия создавалась уже пожилым автором в 1981–1982 годах. Художник переосмысливал прошлое: юношеский восторг, со временем прошедший, реальность, не совпавшую с ожиданиями. И думал не только об ушедшем, но и о будущем. Ольга Бескина-Лабас, наследница мастера и глава его фонда, рассказала:

— Однажды он перечитал поэму, и она его захватила и не отпускала. Эти работы появились не к дате и не по заказу. Лабаса очаровал ритм, грохочущее время, момент взрыва, разлома, неизвестности и даже надежды. Серия была выполнена очень быстро, она состоит примерно из 40 листов. Что важно: рисунки — ​вовсе не иллюстрации к сочинению Блока, они созданы по мотивам. Художника привлекали не фабульные ходы, а обезличенная группа, вершащая странно понимаемое правосудие. В ранней серии «Октябрь» изображена толпа солдат, матросов: лица неразличимы. Здесь, напротив, они тщательно прорисованы, но стоит присмотреться, замечаешь: все одинаковые. Перед нами грозная масса, взявшая на себя смелость решать судьбу страны. В юности, подобно многим, Лабас верил: несправедливый мир будет разрушен, люди построят новую, чистую, прекрасную жизнь. Однако в итоге получил обвинение в формализме и на 30 лет оказался отстранен от искусства. Его отношение к революционным событиям, конечно, со временем изменилось. Впрочем, дядя не считал для себя возможным выносить оценки, он не историк. Но все равно надеялся: человечество придет к светлому будущему. Говорил: «Хочу дожить до 2000 года, увидеть, каким окажется XXI век». У него был очень оптимистичный взгляд на мир.

Фото предоставлено организаторами выставкиРисунки Лабаса не воспроизводят поэму «в лоб», тем не менее зритель может отыскать знакомых персонажей — ​буржуя, Катьку, Петруху. Мастер стремился воссоздать атмосферу заснеженного беспокойного города, заполненного ордой, оставляющей после себя трупы. Сами работы небольшие, экспонировать их нелегко, однако маэстро Франгулян придумал изящный ход: на стенах — ​словно щиты, выполненные в форме трапеций, сужающихся кверху. Подобная «уходящая перспектива» характерна для многих творений художника — ​он изображал убегающие ввысь улицы, эскалаторы метро… Рядом рукой скульптора выведены строки из поэмы. Почерк не каллиграфический, а развязный, грубый, нарочито небрежный. Мэтр смеется — ​специально писал, как на заборе:

— Хотелось подчеркнуть колоссальный неуют того времени, голод, грязь. Лозунги, начерченные непонятно кем и для кого. Вообще интерьер, архитектуру выставки придумал быстро. Позвонила Любовь Шакс, основательница галереи. Был за рулем, но сразу возник образ щитов. Решил, что их будет двенадцать. Пытался отразить не поэму Блока, а ее восприятие Лабасом, видение им гениального поэта. Когда-то я выполнил немало проектов для Марины Лошак на «Винзаводе». Теперь редко иду навстречу, только друзьям, заказы не принимаю.

Специально к экспозиции в «Розе Азора» выпущена коллекционная папка «Александр Лабас. Графика по мотивам поэмы «Двенадцать», подготовленная известным дизайнером Ириной Тархановой. Сочинение Блока, а также предваряющие его статьи дополнены увеличенными работами Александра Аркадьевича. И пусть творения художника — ​не иллюстрации, отчего-то кажется, что мастер был бы доволен подобным соседством.



Фото на анонсе предоставлено организаторами выставки

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть