Трубы зовут

03.01.2018

Ксения ВОРОТЫНЦЕВА

В Галерее 21 на «Винзаводе» проходит выставка Марины Звягинцевой, одной из главных фигур отечественного паблик-арта. «#Разблокировать» — ​нетипичный проект для автора, привыкшего работать в городском пространстве: решение оставить улицы и парки появилось после предложения директора галереи Ксении Подойницыной.

К паблик-арту относят самую разнообразную художественную деятельность — ​от скульптур до перформансов. Результат может быть любым: провокационным, смешным, надоедливым, непонятным. Работы Звягинцевой отличает особый подход. Никакого конфликта с публикой: напротив, желание заинтересовать и увлечь. Порой удается даже с избытком. Марина вспоминает, как в рамках проекта «Море спального района» (2014) в парке «Кузьминки» установили своеобразные кровати — ​c «матрасами» из труб, очертаниями напоминавшими волны:

— Они были серыми — ​ведь это особое море, на окраине города. Прошел буквально час, и оно ожило. Люди пытались залезть на объекты, хотя трубки жестковаты и лежать на них не очень удобно; по кроватям прыгали дети. «Экспонаты» приходили в негодность за неделю, приходилось восстанавливать. Своеобразный «вандализм» позволил людям вступить в контакт с работами, которые получили новое — ​неожиданное для меня — ​качество.

Первым проектом Звягинцевой в области паблик-арта стал «Спальный район» (2009), показанный в рамках 3-й Московской биеннале современного искусства. Рядом с метро «Волжская» вдоль бетонного забора поставили 70 кроватей, каждую «закрепили» за определенным художником. В итоге появились неожиданные арт-объекты: кровать-консервная банка, кровать-мышеловка, кровать-«отДУШина» (работа самой Звягинцевой, сделанная из старой сантехники). Семь «экспонатов» украли, несколько разбили. Но обнаружился и положительный эффект: отношение публики с настороженного постепенно сменилось на заинтересованное.

Вскоре Звягинцева стала востребованным автором, началось ее сотрудничество с Морозовской больницей. Художнице предложили преобразить поликлинику, и она взялась за дело вместе с другими творцами. Необходимо было создать новое пространство: яркое, дружелюбное, игровое. В рамках проекта «Арт-прививка» помещение превратилось в захватывающий лабиринт. Стены покрылись смешными гусеницами в виде градусников (Ольга Божко, «Верные друзья»). Появились огромные шприцы, напоминающие духовые инструменты, с подписью «Музыка лечит»: Сергей Чернов с помощью «Звукотерапии» учил детей не бояться уколов. А Ольга и Олег Татаринцевы совместно с Григорием Остером оставили на стене в одном из холлов «Вредные советы». Сама Звягинцева создала два проекта. «Игровые коммуникации» — ​это трубы, тянущиеся вдоль лестничных маршей. Местами прозрачные, они заполнены игрушками: создается ощущение, что яркие фигурки плывут по поликлинике непрерывным потоком. Другая задумка, «Лаборатория детства», представляет собой огромные колбы, также наполненные игрушками, подобранными по цветам: своеобразный спектральный анализ детских эмоций и надежд. В 2015 году акцию «Ночь в музее» решили устроить прямо в «Морозовке». Серый профнастил одного из корпусов художница украсила огромной кардиограммой, выполненной из тех же труб с игрушками внутри. В 2017 году стартовала работа по созданию арт-объектов в новом многофункциональном корпусе госпиталя: всего запланировано семь этажей искусства. Преобразование началось с вестибюля: здесь уже появились колонны из труб, заполненных шариками, куклами, машинками (Марина Звягинцева). А также — ​огромная ДНК, уходящая под потолок и сделанная из ярких кубиков (Ростан Тавасиев).

Нынешний проект «#Разблокировать» — ​продолжение темы взаимодействия искусства и неприспособленных для него пространств. Город — ​главный «холст» для представителя паблик-арта — ​нередко встречает художников враждебно. Марина признается: «Сталкиваешься с агрессивной урбанистической средой, которая тебя не ждет». Звягинцева визуализировала этот конфликт: ей хотелось показать, как краска пробивается сквозь серый бетон и делает яркими скучные поверхности. Для этого она выбрала старинную технику — ​монотипию, позволяющую создать уникальные отпечатки, которые невозможно повторить: в XVII веке ее изобрел итальянец Джованни Кастильоне. В работах Марины соединяются суровый бетон и цветные красочные разводы. Один из экспонатов, «Разрыв повседневности», представляет собой стену, пробитую насквозь, края отверстия покрыты узорами: это воплощение идеи о том, что искусство «проедает» любой заслон.

Есть на выставке и серые трубы — ​они периодически оживают, вспыхивают огнями. На стенах — ​изображения айфонов. «Это символ нового виртуального города, — ​объясняет художница. — ​Мы погружаемся в него с головой. Медиа-реальность давит на человека, который пытается существовать в этом странном пространстве». Впрочем, гаджеты тоже можно разблокировать, причем самим искусством — ​красочные разводы буквально выплескиваются за пределы экранов.

В рамках проекта был показан перформанс «Атипичная монотипия». Название появилось из-за «всеядности» техники — ​отпечаток оставляют хоть на бумаге, хоть на бетоне: «Монотипия как вирус, распространяется везде, по всем поверхностям». Во время шоу была презентована авторская линия одежды. Художница рассказывает: на обращение к моде повлиял… высокий рост: «Меня все время не удовлетворяют покупные вещи, слишком короткие рукава. Какую-то часть отпечатков переносила на ткань и включала в собственные пиджаки и платья: поняла, что достаточно маленького кусочка, чтобы одежда стала авторской. За несколько лет сложилась целая коллекция. Благодаря актерам «Тру Театра» удалось представить историю: жители города часто носят серое и черное, выглядят совершенно одинаково. Герои перформанса поначалу двигаются как манекены, однако с помощью монотипии получается их «разморозить», сделать живыми. Это часть общей концепции выставки — ​искусство разблокирует наш мир, городскую среду и даже одежду».

Действительно: эстетические находки, например, необычные скульптуры, превращают заброшенные площади в любимые места встреч. Главное — ​не оттолкнуть зрителя, привлечь его на свою сторону. «Я стараюсь, чтобы в паблик-арте основным было именно «искусство», — ​признается Звягинцева.


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть