Пришелся ко двору

17.11.2017

Юрий КОВАЛЕНКО, Париж

В Люксембургском музее проходит выставка легендарного фламандского художника Питера Пауля Рубенса «Королевские портреты». На ней представлены парадные изображения европейских государей: испанского монарха Филиппа IV, французской королевы Марии Медичи, Людовика XIII, Анны Австрийской, инфанты Изабеллы Клары Евгении. Рядом с Рубенсом демонстрируются портреты тех же венценосцев, выполненные его соперниками — Диего Веласкесом, Филиппом де Шампанем, Симоном Вуэ — и его самым талантливым учеником Антонисом ван Дейком.

Рубенс не слишком охотно брался за портреты. Соглашался в основном, когда не мог отказать высшей знати. По заказу Марии Медичи, которая была женой Генриха IV, живописец исполнил для Люксембургского дворца серию из 24 полотен — грандиозную летопись жизни королевы с момента ее рождения до примирения с сыном Людовиком XIII (сегодня эти картины занимают целый зал в Лувре).

«Льстец живописец сделал то, чего ни льстец историк, ни льстец поэт не мог бы сделать для Марии: он умел искусством своим подкупить сердца в ее пользу; он заставляет меня любить Марию», — воздал должное Рубенсу великий историк Николай Карамзин в «Письмах русского путешественника».

Впервые должность придворного живописца Рубенс получил в Италии от Мантуанского герцога. Затем последовали и другие приглашения от сильных мира сего. Чтобы увековечить их образы, мэтр строго следовал установленным канонам — соблюдая внешнее сходство, идеализировал своих героев, наделял всеми атрибутами власти. Заказов у Рубенса было невероятное количество. Чтобы никому не отказывать, он взял на вооружение бригадный метод. Поэтому его считают не только выдающимся мастером, но и эффективным менеджером конвейерного производства шедевров.

«Гомер живописи» — так называл Рубенса Делакруа — был исключительно плодовитым художником. Однако аутентичность его картин сегодня установить невозможно. Источники называют разные цифры — от 1400 до 3000 работ, выполненных им. Обычно мэтр делал эскизы, а его ученики и подмастерья переносили их на холст или дерево. Собственно говоря, так же работали Тициан, Рафаэль и другие гении. Главным для высокопоставленных клиентов было то, что полотна подписаны именитыми мастерами.

«Король художников и художник королей» десять лет жизни посвятил политике, охотно играл роль дипломата-посредника. «Господин дипломат балуется живописью?» — поинтересовался однажды царедворец, заставший Рубенса у мольберта. «Ошибаетесь, — последовал ответ. — Это живописец балуется дипломатией!» В его эпоху Европа пребывала в состоянии перманентных войн и конфликтов, в которых были замешаны Испания, Нидерланды, Франция, Англия. На художника была возложена миссия миротворца.

Прекрасно образованный, знавший несколько языков, включая латынь, обаятельный, светский, мэтр легко находил общий язык со своими венценосными моделями. Его дипломатические успехи, по свидетельству современников, вскружили ему голову. Так, Рубенс питал нескрываемую неприязнь к кардиналу Ришелье, который воспрепятствовал получению мэтром заказа на галерею Генриха IV, аналогичную той, что была посвящена Марии Медичи. Художник предупреждал Мадрид в одном из своих рапортов о том, что коварный кардинал стремится уничтожить Испанию. В донесениях гения «ярко проявились и его виртуозная придворная ловкость, и его талант аналитика, и, наконец, эффективность работы его обширной агентурной сети», — отмечает его биограф Мари-Анн Лекуре. Более того, по ее словам, он был интриганом, выступал в качестве поджигателя гражданской войны во Франции, доносил Мадриду обо всех шагах Марии Медичи, которая после ссоры с сыном Людовиком XIII перебралась в Антверпен и навещала художника. Кстати, королева и скончалась в доме Рубенса в Кёльне.


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть