Анатолий Беккерман: «Русское искусство будет расти в цене»

19.10.2017

Ксения ВОРОТЫНЦЕВА

Известная нью-йоркская галерея «АБА» представляет в «Новом Манеже» две выставки: «Русское искусство: находки и открытия» и «Михаил Барышников, из цикла «Танец». В 2014-м основатели галереи Майя и Анатолий Беккерман презентовали в ГМИИ им. А.С. Пушкина вещи из личного собрания, а в прошлом году московская публика могла познакомиться с редкими произведениями — от Боровиковского до Кабакова. Накануне нынешнего вернисажа «Культура» встретилась с Анатолием Беккерманом и поговорила о поиске шедевров, разоблачении фальшивок с помощью блокчейна и культурном обмене между Россией и США.

культура: Какие находки зрители увидят в этот раз?
Беккерман: Например, пейзаж Алексея Саврасова, написанный в 1852 году. Работа раннего периода — в российских музеях подобных вещей буквально единицы. К тому же у картины интересная история. Она принадлежала семье шведского предпринимателя, который в 1856 году приехал в Российскую империю и основал первую в Москве электрическую фабрику по обработке текстиля. Сделал ее одной из самых больших в Европе, получил от Александра II за заслуги звание барона. В 1917-м его потомки покинули Россию, забрав с собой коллекцию, в том числе произведение Саврасова.

Показываем две работы Давида Бурлюка, относящиеся к японскому периоду. Тоже большая редкость: художник провел в Стране восходящего солнца почти два года. Есть интересная вещь Константина Коровина — изображение Гурзуфа, датируемое 1912 годом. В 1940-м картина была подарена университету в Стокгольме, который через некоторое время решил ее продать. Привезли также пейзаж Абрама Архипова и портрет, написанный Николаем Фешиным, любимцем не только российской, но и американской публики. В Штатах он прожил значительный отрезок в жизни.

Михаил Барышниковкультура: Вы также показываете фотографии, выполненные Михаилом Барышниковым. В 2008 году на «Винзаводе» уже демонстрировали его снимки. Чем удивит нынешняя выставка?
Беккерман: Это будет премьера, насколько я знаю, мы повторим только один кадр. Михаил Николаевич не только легендарный артист и выдающийся танцовщик. Интересен его взгляд как фотографа. Метод съемки основан на длинной выдержке: размытые, перемещающиеся фигуры наилучшим образом передают чувство, энергию, ритм танца. Кроме того, познакомим публику с 24 снимками Ильзы Бинг из его коллекции. Работы уроженки Франкфурта есть во всех музеях мира, но в России их никогда не показывали. Она дружила с Михаилом Барышниковым и подарила ему эти произведения.

Михаил Барышниковкультура: Как удается найти шедевры? Есть мнение, что первоклассные вещи давно осели в музеях и частных коллекциях.
Беккерман: Действительно, стоящего мало, но все же еще возможны открытия. В конце XIX — начале XX века в Америке состоялись крупные выставки — в частности, Айвазовского, многие работы остались в Новом Свете. У нас целый штат людей занимается поисками. Феноменальные картины есть в Латинской Америке, где жили эмигранты из России. Тот же Борис Григорьев в течение нескольких лет регулярно бывал в Чили. Однако не думайте, что мы каждый день обнаруживаем по шедевру, иногда на поиски уходят годы. Даже когда знаешь, где находится картина, уйму времени тратишь на то, чтобы уговорить владельца «отпустить» ее в мир.

культура: Вы не только формируете собственную коллекцию и собрание галереи, но и выступаете как эксперт. Что делаете, если видите неизвестную вещь знаменитого мастера, к тому же отличающуюся по стилю, манере? На Вашей прошлой выставке ряд произведений Наталии Гончаровой вызвали у критиков вопросы именно из-за их нетипичности.
Беккерман: Я много лет занимаюсь творчеством этой художницы. Подхожу к подбору картин с большой ответственностью. Некоторые периоды недостаточно хорошо известны российским специалистам, особенно когда речь идет о работах, созданных вдали от Родины. Например, у Гончаровой есть беспредметные композиции из серии «Космос», написанные в 1950-е. Несколько образцов хранятся в Третьяковке, они там прекрасно изучены. И все же что-то может ускользнуть от внимания экспертов. Мы всегда проводим серьезные исследования, выясняем провенанс: выставлялось ли произведение, где, когда, существуют ли аналогичные вещи.

культура: Одно время рынок русского искусства был наводнен фальшивками. Изменилась ли ситуация?
Беккерман: Мне кажется, эти слухи сильно преувеличены. Картины американских, итальянских, немецких авторов подделывают не реже. Несколько лет назад в Нью-Йорке закрылась галерея Knoedler & Company, существовавшая 165 лет. Они торговали фальшивыми работами Марка Ротко. Или скандал с фальсификатором Вольфгангом Бельтракки, успешно копировавшим представителей авангарда вроде Макса Эрнста и Кеса ван Донгена. Он прокололся, когда поленился изготовить старую краску и купил готовые титановые белила, не встречавшиеся в начале XX века. Уровень знаний и методы исследований идут вперед, поэтому подделок встречается все меньше.

Н. Гончарова. ВеснаИ все же иногда приходят коллекционеры, пополняющие собрания с помощью Ebay. Зачастую их траты составляют миллионы долларов. Они покупают онлайн Гончарову за 500 или 1000 долларов и радуются выгодной сделке, ведь у дилеров или на аукционах подобные вещи стоят огромных денег. Приходится их разочаровывать.

культура: Сейчас многие говорят о технологии блокчейн, которая поможет сделать арт-рынок более прозрачным...
Беккерман: Приветствую все позитивные изменения. Однако подобный метод не всемогущ. Не так давно мы приобрели картину Гончаровой. Она не была подписана. Хранилась в коллекции людей, державших магазин красок. Художница совершала у них покупки, дарила свои работы, иногда обменивала их на материалы. Порой произведения вообще нигде не фигурируют, никогда не выставляются. В подобных случаях требуется экспертиза.

культура: Увеличивается ли интерес к русскому искусству?
Беккерман: Пока оно недооценено, однако динамика есть, и, на мой взгляд, оно будет расти в цене. Придет время, когда по стоимости отечественные картины сравняются с образцами лучших западных школ. Выставки наших художников и сейчас привлекают внимание иностранных зрителей. Например, «Россия!» в музее Гуггенхайма в 2005-м побила рекорд посещаемости. Американская публика очень восприимчива к русскому искусству. К сожалению, в последние годы в Штаты ничего не привозят из русских музеев. Эту пустоту мы скромным образом пытаемся заполнить: устраиваем выставки в США, привозим проекты в Россию. Надеюсь, благодаря культурному обмену отношения между странами постепенно улучшатся.

культура: Что планируете предложить отечественным зрителям?
Беккерман: Хотим с Русским музеем сделать выставку Бурлюка и потом показать ее в Москве. Там же собираемся представить французские вещи Коровина. Спонсоров у меня нет: финансирую подобные проекты сам. Воспринимаю их как способ популяризации и продвижения русского искусства: считаю это обязанностью, своего рода миссией.


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть