Тайна пятого измерения

07.09.2017

Никита КЛИН

Государственная Третьяковская галерея представила экспозицию «Пять измерений» редкого в наши дни формата — современной пластики. На Крымском Валу собраны работы полусотни участников Объединения московских скульпторов (ОМС), возникшего в 1992 году. 

Фото: Наталья Розенвассер

Выставка фокусирует внимание на поиске авторами языка, адекватного эпохе 90-х. Время было трудное, особенно для скульптуры — дорогого в изготовлении, чрезвычайно материального вида искусства. Тем не менее столичная пластика не потерялась в море стихийного рынка, не утратила высокого мастерства. 

Правда, ваяние — далеко не самая популярная техника у нынешних авторов, работающих в бронзе, керамике, оптическом стекле, полиэтилене, бумаге, пластике... Скульптуры из разнообразных, подчас экзотических материалов стоят в центре зала, крепятся к стенам, как рельефы Михаила Дронова, Георгия Франгуляна или Владимира Давыдова, парят под потолком. Напечатанная на 3D-принтере ажурная «Эмиссионная туманность» Василисы Липатовой провожает зрителя, когда он покидает залы. А у входа нарочито сопоставлены две полярные по стилистике работы: лирическая композиция Владимира Буйначева «Я цветочки рвала» высечена из гранита в реалистической манере, тогда как геометризм «Красной башни» Игоря Шелковского отсылает к хранящейся в постоянной экспозиции «Башне Татлина» — шедевру русского авангарда.

Аллюзии на художественные поиски XX века сочетаются с переосмыслением классической традиции, идущей от античности (с ней, правда, спорит ярко-фиолетовый торс из пластика — «Обнаженная» Виктора Корнеева). Таковы два направления диалога-диспута, в который участники выставки властно вовлекают зрителя. Отрадно, что здесь встретились художники разных поколений: старшему из них 90 лет, а младшие рождены в конце 1980-х. При этом патриархи цеха Валентина Апухтина, Лев Михайлов, Андрей Красулин, Андрей Диллендорф, Леонид Баранов, глава ОМС Иван Казанский дерзостью не уступают ни среднему поколению, — в нем, при всей разнице темперамента и манеры, блистают Сергей Антонов и Александр Рукавишников, Кирилл Александров и Анатолий Комелин, — ни набирающим силу молодым.

Фото: Наталья Розенвассер

Разнообразие художественных методов способно опрокинуть традиционные представления о скульптуре. Такова масштабная композиция Владимира Соскиева «Пушкин на Кавказе», где образ великого поэта передан не привычным портретом, а экспериментальной работой. Объем «лепят» детали из дерева и войлока. Волы с шерстяными боками тянут повозку на настоящих колесах... Очевидно, что скульптура — возможно, древнейшее из визуальных искусств — стремится перейти от условного, абстрагированного изображения-символа к формам, как можно точнее жизнь передающим, не теряя ни аллегоричности, ни монументального измерения.

Большинство произведений публика увидит впервые, подчеркнула куратор, заведующая отделом скульптуры ГТГ Ирина Седова: «Экспозиция строится по принципу контрастов и сопоставлений, чтобы побудить зрителя к собственным размышлениям». 

Сотрудники Третьяковки, готовя проект, проделали гигантскую работу: практически каждый из примерно пятисот членов ОМС хотел бы выставиться в стенах галереи, которая славится превосходной коллекцией скульптуры XX века. Тем не менее частью «Пяти измерений» стало лишь около десятка вещей из запасников — все остальные прибыли непосредственно из мастерских авторов. Хотя предметов здесь много, в том числе немалых размеров, зритель не чувствует себя подавленным перед натиском бронзовых или гранитных колоссов.



Фото на анонсе: Алексей Солянников

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть