Главные по тарелочкам

30.08.2017

Евгения ЛОГВИНОВА, Санкт-Петербург

Фото: Евгения Логвинова

«Искусство в жизнь. 1918–1925» — новый проект Государственного Русского музея, посвященный советскому агитационному искусству. Выставка не только расширяет привычные представления о той сложной и неоднозначной эпохе, но и воскрешает многие забытые имена.

В четырех залах корпуса Бенуа представлено более 200 произведений. Экспозиция открывается разделом, рассказывающим о грандиозном праздничном оформлении первой годовщины революции в Петрограде: над ним работали около 170 мастеров. Не случайно народные празднества нарком просвещения Луначарский называл «главными художественными порождениями революции». С невероятной энергией и фантазией за короткий срок были созданы триумфальные арки, временные монументы, трибуны, украсились улицы, здания и мосты. В считанные недели Натан Альтман один, без помощников, разработал убранство Дворцовой площади, только что переименованной в честь председателя Петрочека Урицкого. Художник превратил ее в единый замкнутый ансамбль, словно создавая сцену для спектакля с новым сценарием. Четырьмя огромными панно украсил Театральную площадь Петрограда Кузьма Петров-Водкин, дополняя их гирляндами красных и белых флагов. Одно из этих полотен посвящено герою освободительной крестьянской войны Степану Разину, три других используют сюжеты русских былин и народных сказок.

У многих авторов заметно стремление противопоставить буржуазной архитектуре новые формы (Давид Штеренберг, Иван Пуни, Владимир Лебедев, Сергей Приселков). Лишь мирискусник Мстислав Добужинский предложил изысканный декор для здания Адмиралтейства, не нарушающий классичность его ордера. На фасаде были тактично размещены кораблики, якоря, сигнальные флажки вперемешку с новой символикой — пятиконечными звездами, красными стягами, буквами «РСФСР».

Основную часть экспозиции занимают агитационные произведения Декоративного института: портреты-барельефы и плакаты, вывески и знамена, подносы и деревянная посуда, вышивки и одежда. История учреждения, возникшего в 1920-м на базе Театрально-декорационных мастерских при отделе изобразительных искусств Наркомпроса, неразрывно связана с деятельностью известных художников города на Неве. В те годы институт возглавляли Иосиф Школьник и Казимир Малевич, ведущей мастерской агитплаката руководил Рудольф Френц, а Владимир Татлин разрабатывал повседневную экономичную «нормаль-одежду». До самого закрытия в 1926 году Декоративный институт осуществлял разнообразные мероприятия: праздничное оформление Летнего сада, наружное и внутреннее убранство здания Смольного к открытию Второго конгресса Коминтерна, плакаты в пользу голодающих. Свыше 50 моделей платьев и пальто изготовляет мастерская современного костюма, около 400 моделей тарелок, блюд, подносов, портсигаров, ложек — мастерская росписи посуды, более тысячи образцов деревянных игрушек и шитых кукол — игрушечная. С большим успехом институт участвует в XIV Международной выставке искусств в Венеции (1924), Международной выставке современных декоративных и промышленных искусств в Париже (1925).

Фото: Евгения Логвинова

Шедевры агитационного искусства удачно дополнены работами из частных коллекций Сергея Бобовникова и Владимира Левшенкова. Среди них — редкие изображения Льва Троцкого на предметах повседневного обихода, которые после 1927 года были тщательно зачищены. Другая диковинка — знамена, выполненные в единичных экземплярах, на бархате и шелке, в традиционной технике вышивки металлической нитью. Они создавались по заранее утвержденному эскизу, например, для американской секции Коминтерна или для училища воздухоплавания, готовившего пилотов дирижаблей.

И все же с наибольшей художественной выразительностью тематика и стилистика нашли отражение в фарфоре 1918-го — начала 1920-х годов. Поразительна сама метаморфоза, происшедшая в этой отрасли: бывший императорский завод вдруг становится в первые ряды агитационной пропаганды, благо склады забиты чистыми тарелками и блюдами. Керамика оказалась полем для лозунга или афоризма, появился сюжет, рисунок стал динамичным. Сама нарядная глянцевость фарфора как нельзя лучше отвечала духу новой эпохи, взывая к празднику, энтузиазму и радости.

«Революция смела. Она любит новизну, она любит яркость» — эти слова Луначарского могут служить рефреном и к самой выставке.



Фото на анонсе: Евгения Логвинова

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть