Михаил Алдашин: «Не может человек с мелкими помыслами создать большое кино»

28.06.2017

Ксения ВОРОТЫНЦЕВА

В галерее «Роза Азора» открылась выставка графики известного мультипликатора Михаила Алдашина «Из жизни Ангелов-хранителей». Автор трогательного фильма «Рождество» представил истории о том, как крылатые помощники отыскивают непарные носки, переносят бабушек через дорогу и спасают нерадивых хозяев от неурядиц. «Культура» поговорила с художником о бытовом понимании чуда, свободе творчества и состоянии российской анимации.

культура: Почему Вы решили обратиться к такой сложной теме?
Фото: Рамиль Ситдиков/РИА НовостиАлдашин: Была давнишняя идея: изобразить ангелов-хранителей различных профессий — рабочего, водителя, пожарного и прочих. Когда предложили сделать выставку, посмотрел старые наброски, но они не вдохновили. И пришлось придумывать новое. Справился за месяц.

культура: В одном из интервью Вы заметили, что считали ангелов существами высшего порядка, а потом обнаружили, что они стоят на ступеньку ниже человека, созданного по образу и подобию Божию...
Алдашин: Прочитал об этом у Иоанна Златоуста и поначалу удивился. А затем подумал: наверное, так и есть. Когда готовился к выставке, погрузился в тему с головой. Из текстов святителей узнал о свойствах ангелов: оказывается, существует строгая иерархия, есть начальники, подчиненные... Там много интересного. А в книге Еноха упоминается, что ангелы сходились с земными женщинами, от этих союзов рождались исполины. И, конечно, есть масса фольклорных историй. Вдобавок многие наши современники утверждают, что видели ангелов.

культура: Довольно наивный взгляд, не находите?
Алдашин: Он свойственен большинству людей. Вспомните «Приключения Гекльберри Финна»: герой вымолил себе удочку, да и ту без крючков. У многих людей примерно такие же запросы... Человек обращается к высшим силам как в собес или кассу взаимопомощи.

культура: По жанру Ваши работы напоминают комиксы: картинки с историями.
Алдашин: Скорее, нечто среднее между ретабло и нашим лубком, где изображение не самоценно. Литература — вещь привлекательная, хотелось совместить ее с графикой. Вообще ангелы больше знакомы нам по старым картинам: самые «свежие» принадлежат кисти прерафаэлитов и модернистов. Мне же хотелось показать совсем бытовую сторону их жизни. Тексты выдумывал на ходу. Смотрел, сколько на листе места осталось, и прикидывал, как туда уложить историю.

Я и раньше писал на картинах: например, в живописной серии с фруктами, посвященной торговцам семенами. В детстве они меня завораживали: у них были разноцветные ситцевые мешочки; в каждый воткнута фанерка бирюзового цвета со старательно нарисованными цветами, фруктами или овощами. Это невероятно красиво. 

Народное искусство, непрофессиональное, меня и сейчас вдохновляет. Своей жизнерадостностью, откровением, бескорыстием. Или, скажем, наскальные рисунки в пещерах Альтамира. Если присмотритесь, увидите, насколько безупречно они выполнены с точки зрения анатомии, динамики движения.

культура: Что интереснее — анимация или все-таки живопись и графика?
Алдашин: По образованию я художник-постановщик игрового кино. Когда учился, о фильмах не особо думал, больше хотелось заниматься живописью. Однако это весьма одинокое занятие, а я люблю общаться, участвовать во многих проектах — может, даже чрезмерно. Когда делаю кино, у всех спрашиваю совета. Считаю это нормальным, фильм — работа коллективная. Показываю новые работы всем желающим, не только коллегам. Реакция иногда удивляет. На этой выставке многим понравилась картина, где ангел вывел собак погулять. Кто-то тут же вспомнил слова папы римского Франциска, что врата Рая открыты для братьев наших меньших. Я об этом не знал, когда рисовал! История была такая придумана: в одном доме бабушки заболели, и выгуливать собачек стало некому, они, бедные, терпят... Явился ангел, вывел их на улицу, — собачки довольны, бабушки довольны! Но вот с папой римским как повернулось, вышло, что я его инициативу проиллюстрировал.

Замечательно, когда на выставку заходят случайные люди, понятия не имеющие, кто я такой. Смотрят, улыбаются и уходят веселые. Что может быть лучше? Лет 20 назад в ЦДХ показывал живопись, и зрители покупали работы, ничего про меня не зная, просто их «зацепило». Если картина хороша, то она хороша сама по себе. Знаете, сколько раз менял псевдоним знаменитый художник Хокусай? Пятьдесят. Современные авторы по-другому строят биографию: они нацелены на рынок. Пишут в одном стиле, чтобы оставаться узнаваемыми.

культура: Поговорим о текущих проектах. Вы перестали заниматься мультипликацией?
Алдашин: Нет, но сам снимаю редко. На «Союзмультфильме» был художественным руководителем и креативным продюсером три года, пока не уволили. Теперь вот опять начал работать, поскольку меня пригласила нынешний председатель правления студии Юлиана Слащева.

культура: Комфортно художнику быть частью системы?
Алдашин: Что касается студии — то да, если система открытая и условия благоприятные. Как в оранжерее: система — это конструкция, внутри все само растет. Однако нужны определенный климат, своевременный и щедрый полив, удобрение. Климат — это творческая атмосфера, удобрение — бюджет хороший на фильм, скажем так. И вот смотрите: даже те немногие фильмы, которые мы сделали за три года в условиях далеко не идеальных, уже получили 50 фестивальных призов по всему миру. А до этого 20 лет — ничего. Значит, можем? 

культура: Какие перемены грядут на «Союзмультфильме»?
Алдашин: Студия в процессе переезда в новое здание на улице Королева. В нем, кроме производства, будет и музей, посвященный великому прошлому студии, и детский творческий центр. Планируются детские экскурсии и мастер-классы. Музей будет небольшой, потому что еще есть масштабный проект с ВДНХ, они выделяют павильон под большой музейный комплекс, познавательно-развлекательный, эдакий «Союзмультфильмлэнд». С кинотеатром, аттракционами, анимационным кафе, магазинчиком игрушек, мастер-классами. Надеюсь, все это получится.

культура: Вы преподаете?
Алдашин: Да. Но я не связываю эту деятельность с заработком, учу бесплатно. Потому что меня учили бесплатно, и даже стипендию платили. И я следую этому принципу. Не все способные ребята могут платить за учебу, деньги отсекают талантам возможность прийти в профессию. В Германии, к примеру, два семестра стоят 600 евро. Это около 40 тысяч рублей. У нас в пять раз дороже, а то и больше. Я бы не смог учиться, у моих родителей не было таких денег.

культура: Нужна ли сегодня профессия мультипликатора?
Алдашин: Да, спрос достаточно велик. Я всем студентам говорю: стань хорошим профессионалом, и будешь востребованным. 

культура: Ваши ленты путешествуют по фестивалям. А по телевизору их можно увидеть?
Алдашин: Думаю, да. Наши телеканалы интересуются, и раньше интересовались, но до последнего времени на студии серьезно никто прокатом не занимался. Новая команда «Союзмультфильма», надеюсь, это дело сдвинет с места. Европа тоже любопытствует: недавно в Анси мы общались с известным французским каналом Arte, с испанцами, хорватами, есть предложения от разных европейских прокатчиков и агентств. Все любят хорошее кино. Я стараюсь делать то, что будет интересно людям. Лента должна быть живой. Так работали мои учителя — Назаров, Хитрук, Норштейн. Их фильмам уже по полвека, а их продолжают любить. Сегодня много анимации, хорошей с технической точки зрения, однако яркие человечные истории мало кто умеет рассказывать, к сожалению.

культура: Ваши наставники — легенды. А молодежь подает надежды?
Алдашин: Все зависит от личности. Не может человек с мелкими помыслами создать большое кино. Растите сами, и будут расти ваши фильмы! Конечно, нужно быть амбициозным, но при этом не пытаться угодить. А то получится как в Древнем Риме, где музыка в какой-то момент свелась к услужливому пиликанью: несли, например, сенатора на носилках, а следом бежали музыканты и развлекали его.


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть