Театр одного художника

22.06.2017

Ксения ВОРОТЫНЦЕВА

«Мистерия-буфф Аристарха Лентулова», представленная Театральным музеем им. А.А. Бахрушина, — без сомнения, один из важнейших проектов этого лета. Экспозиция, которая подготовлена искусствоведом Светланой Джафаровой, заслуживает внимания по двум причинам. Во-первых, это самый масштабный смотр за последние 30 лет: около 250 произведений из российских музеев и частных собраний. Во-вторых, творчество мастера показано под весьма необычным углом — через сложный сценический контекст, который возник не случайно.

Автопортрет со скрипкой. 1919

Особый талант художника отмечала еще дочь Марианна: «Отец мог бы стать незаурядным актером. Вообще жить рядом с ним было увлекательно и интересно.  <...> Артистичность его натуры сквозила буквально во всем: и в комических стихах, которые он оставлял на столе перед уходом, и в манере держать себя в обществе, и даже в том, как он звал, вернее, «зазывал» меня в детстве домой. В любой период жизни — денежный или безденежный, а чаще всего он был безденежный, — отец не приходил домой без гостинца для меня. Обычно это было просто яблоко, груша или конфета, а то и кисть винограда. Этот гостинец спускал он на веревочке из окна, выходящего во двор (мы жили на пятом этаже), и зычным голосом, подражая старьевщику — «старье берем», кричал на всю округу: «Мари-ан-н-но!» и размахивал в воздухе «приманкой». И все мальчишки прилегающих дворов неслись меня разыскивать, ибо такой способ зазывания домой внушал ребятам уважение».

Общительный, насмешливый, музыкально одаренный, Лентулов выплескивал безудержную энергию и на холсты. По словам Джафаровой, театральность его работ выражалась в неповторимой подаче — ярких красках, ставших визитной карточкой, а также использовании различных материалов. Мастер наклеивал на картины кружево и ткани, создавал коллажи, щедро вводил в палитру золото и серебро. Кроме того, обращался к Мельпомене напрямую — делал эскизы костюмов и декораций. Эта сторона его творчества известна гораздо меньше: публике знакомы лишь рисунки для «Сказок Гофмана» Жака Оффенбаха и «Демона» Антона Рубинштейна. Бахрушинский музей предлагает полюбоваться и на более редкие вещи: например, оформление пьесы Александра Блока «Незнакомка», оперы Петра Триодина «Степан Разин» и спектакля «Кубанцы» Виктора Ротко. И пусть этим произведениям не присуща бакстовская утонченность, солнечный колорит Лентулова, за который его прозвали Ярилом, поражает не меньше, чем в живописных созданиях. Так что за возвращение маэстро в качестве театрального художника организаторов хочется искренне поблагодарить.

Проект может похвастаться и другими находками, в том числе атрибуционными. Во время подготовки выставки в региональных музеях были обнаружены работы, которые, не сомневаются многие специалисты, принадлежат кисти Лентулова, однако числятся как картины неизвестных художников. Один из примеров — гротескный «Портрет дамы» из Самары, официально датируемый 1920-ми, но написанный, вероятно, раньше: в 1914–1915-м. Впрочем, возьмутся ли в провинции за хлопотную процедуру официального определения авторства — большой вопрос.

Экспозиция аккуратно проводит зрителя через основные этапы творчества, соблюдая хронологию: от импрессионизма и кубофутуризма к своеобразно понимаемому реализму. Традиционно считается, что поздние вещи слабее знаменитых изображений 1910-х, и в этом много правды, хотя акварельные зарисовки зрелого Лентулова, безусловно, достойны внимания. Кроме того, есть работы, о которых раньше приходилось читать, но не всегда удавалось увидеть — в частности, индустриальные: заводская тема увлекла живописца в 1930-е неожиданно для многих, в том числе для его семьи. Показаны и редкие документы, предоставленные правнуком художника Федором Лентуловым. При этом некоторые хрестоматийные картины — вроде известного автопортрета 1915 года, с иконным ликом и странными, похожими на щупальца, пальцами — присутствуют лишь в виде фотокопий. Подобный подход мог бы смутить посетителя ГМИИ или Третьяковки, однако Театральному музею, уверена Джафарова, небольшая вольность позволительна.

Остается надеяться, что выставку ждет заслуженный успех. И пусть развеска иногда кажется излишне традиционной (что поделаешь — публика избалована современными проектами, под которые целиком переоборудуют музейные залы), все равно: солнечный пыл произведений Лентулова обжигает и спустя столетие. Так что удовольствие от его «спектаклей» гарантировано.


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть